01:03 

Концерты-2013. Часть 2.

Ellchen
Art and totalitarianism do not exclude each other.
Концерты-2005
Концерты-2006
Концерты-2007
Концерты-2008
Концерты-2009
Концерты-2010
Концерты-2011
Концерты-2012. Часть 1.
Концерты-2012. Часть 2.
Концерты-2013. Часть 1.

Changes & Darkwood
2013-09-08. Москва. Театръ


Вторая половина 2013 года выдалась особенно урожайной на события: концертов было не только много, но и почти каждый вечер сопровождался такими эпическими вещами, что никакие люди в чёрном не сотрут эти воспоминания. Уверена на все 100, что этот рекорд никогда не будет побит.
А начался сей марафон с магического сентябрьского вечера. В то время моё обожание творчества Darkwood зашло так далеко, что даже слегка померкла любовь к Death in June. И радоваться бы мне приезду любимой группы, как организаторы буквально в последний момент преподнесли изумительный сюрприз: тем же вечером предстояло увидеть ещё и выступление Changes, фактически, основателей неофолка, безмерно мною уважаемых.

Перед концертом.
«Мы едём!» - эта короткая заметка на страничке Darkwood ввергла в волнительно-радостное настроение. «Мы ждём!» - написала я на своём кривом немецком и решила: в этот раз я обойдусь без приключений. Просто схожу на концерт и получу свою дозу удовольствия. Ага, щас прям. Сразу же на моих скромных планах поставил большой жирный крест Герхард: узнав, что где-то неподалёку будет Роберт Тейлор, он попросил меня передать ему кое-какую важную информацию, а заодно и приветы. Отказать, конечно, я не могла. И это поручение почти довело до панического состояния, ведь это не книжку передать: предстояло говорить с настоящим Робертом Тейлором!
Клуб открылся совсем недавно, так что мне ещё предстояло найти до него дорогу, что могло бы быть проблематичным с моим-то топографическим кретинизмом. Да, пришлось немного поплутать, но верный путь быстро отыскался, поэтому я притащилась сильно заранее. Благо, охрана клуба не стала выгонять на улицу и разрешила посидеть в тёплом уютном предбаннике. Сиделось очень хорошо, потому что из зала доносились звуки саундчека. Посчастливилось несколько раз подряд послушать Stiller Bund – одну из моих самых любимых композиций у Darkwood.
Сижу я такая, сижу, как вдруг из двери, которая сначала была принята мною за вход в кассу, вышли Роберт Тейлор и Николас Теслак. И вот, казалось бы: вон он – идеальный шанс передать важные новости и успокоиться, но от неожиданности я потеряла дар речи. Мне удалось издать какие-то нечленораздельные звуки и уставиться на них идиотским взглядом. Мистер Тейлор на меня как-то недоумевающе посмотрел, после чего снова скрылся за дверью от греха подальше. Я же решила пока забить на важную миссию до окончания концерта, а пока - расслабиться.
Для успокоения нервов я вышла на улицу – подышать свежим осенним воздухом. Подышала. Через несколько минут меня чуть не протаранил Хенрик, и кто из нас двоих был сильнее напуган – это сложный вопрос. После неловкого молчания между нами всё же завязался диалог, и это было…неловко, да.
- Ээээээ…ыыы….добрый вечер! – промычало я.
- Привет! О, а это ты вчера написала «Мы ждём»? – внезапно, но очень застенчиво спросил он.
- Ыыыыыыы! Мммммм…. Ага!
*Повисло молчание. Мы испуганно смотрели друг на друга. Стрекотали сверчки. Позади нас пронеслось перекати-поле*
- Эээээ…рад видеть, да.
- Эээээ…я тоже.
- Мммм…а мы увидимся после концерта?
- Ыыыыы…ну да.
- Хорошо. Тогда…увидимся?
- Увидимся!
Он оставил меня в полном недоумении, которое с трудом рассеялось, когда я уже попала внутрь. Новый клуб оказался очень уютным: вдоль стен стояли удобные мягкие диваны, а сцену закрывал алый бархатный занавес. Прямо-таки как в настоящем театре. Застолбив место в первом ряду, я стала ждать начала концерта, который точно не предвещал никакого спокойствия.

Основное действие.
К сожалению, на тот момент я была довольно поверхностно знакома с творчеством Changes: песни находились буквально по крупицам, а главное, мне так и не удалось послушать новый альбом Ride the Tiger, выходу которого и был приурочен тур. Это предполагало, что я услышу много незнакомого материала. Да, новых для меня композиций было и впрямь много, но такой расклад даже пошёл на пользу! Дело в том, что мне пришлось сосредоточиться на расслушивании лирики, а тексты мистер Тейлор пишет отменные: с глубоким смыслом, полные символов и чарующих аллюзий. Было приятно и увлекательно разгадывать отсылки к мифологии, религиям и литературным произведениям со всего света (я даже слегка собой загордилась, потому что многое было знакомо и понятно). Да и вряд ли что-то могло остаться непонятым: перед каждой композицией следовал интересный рассказ о песне, истории её создания и смысле.
Порой я ловила на себе преисполненный невероятной мудростью взгляд мистера Тейлора, и даже казалось, что поёт он лично мне, вот прямо глядя в глаза. «Что за чушь я выдумываю?» - усмехнулась над собой я, и все последующие подобные мысли прогонялись прочь, дабы не отвлекать себя от выступления.
Но не все песни были незнакомы – исполнялось и много хорошо известных вещей. Конечно же, посчастливилось живьём услышать Saddest Thing – лучшую композицию за всю историю неофолка (да, я на этом настаиваю!). Чарующе.
Если вкратце охарактеризовать выступление Changes тем вечером, то вначале было ожидание что-то вроде «это будет недурно», а закончилось всё восторженным «ЕЩЁ!». Даже закралось подозрение, что ветеранам апокалиптического фолка удастся затмить столь ожидаемых мною Darkwood. Но мистер Тейлор успокоил на прощание, что «сейчас выступит другая группа, тоже очень хорошая». Спасибо, успокоил, а то ведь чуть не забыла, зачем пришла.
изображение
изображение
изображение
Конечно, никто никого не затмил, и с первых же моментов долгожданного выступления Darkwood стало хорошо и понятно: да, именно этого я и ждала. Но не обошлось и без приятных неожиданностей.
Итак, впервые удалось послушать живьём вещи с нового на тот момент альбома Schicksalsfahrt. Обычно новые композиции звучат в живом исполнении немного «сыро», но не в этот раз: не покидало ощущения, что этим песням уже исполнилось несколько лет – настолько органично вписались они в концертную программу.
Появление Aftermath было немного предсказуемо – выступление в России, к тому же, первое. Для тех, кто не в курсе: в этой композиции можно услышать как герой Кайдановского из «Сталкера» читает стихотворение Арсения Тарковского «Вот и лето прошло». Сама композиция больше представляет собой своеобразную музыкальную паузу, но эти булькающее-капающие звуки в условиях довольно большого зала навеяли лёгкое чувство тревоги, потому что на мгновение показалось, что где-то что-то вот-вот прорвёт, и в зал хлынет поток воды. Очень странно.
Грех не отметить работу прекрасных леди: милая Сара – просто великолепная скрипачка, а Мануэла не только обладает по-настоящему ангельским голосом, но и радует слух игрой на аккордеоне. Ах, да: девушки с аккордеоном – моя давняя необъяснимая любовь.
Сет-лист был просто идеален. Хотя, о чём я говорю: что бы ни было исполнено, жаловаться на отсутствие той или иной композиции было невозможным. Без преувеличения: у Darkwood я люблю ВСЁ, это воистину моя самая любимая группа из немецкого неофолка. Конечно же, от любимых композиций в моём воображении рисовались реалистичные и яркие сюжеты – и это главный признак того, что всё идёт по плану и нет надобности отвлекаться на недочёты (да и то если они есть).
Разумеется, Stiller Bund была припасена не только для саундчека – ближе к концу действия эта замечательная композиция прозвучала во всей своей красе, от чего по рукам ползли гигантские мурашки.
Закончилось выступление традиционно: не очень типичной для общего звучания Darkwood композицией – Night. Как было метко подмечено, от неё веяло Total War Бойда Райса, но это так – забавное замечание, нежели какой-то недостаток. После небольшой встряски в конце появляется надежда, что последует хотя бы короткое продолжение, но традиция — это традиция, её нарушать не стоит. Увы, на этом концерт был окончен. Но у меня хотя бы появились силы и смелость завершить свою отложенную миссию.
изображение
изображение

После концерта.
Случилась у меня, было, паника, что придётся сейчас по всему клубу мистера Тейлора искать, а если не найду, то провалю миссию, но нет: смотрю – он уже в зале и более шустрым людям автографы раздает. В полумраке мне показалось, что он похож на Гендальфа, и эта ассоциация с тех пор накрепко к нему привязалась. Собрав всю волю в кулак, я к нему всё-таки подошла. Увидев меня, он сказал что-то вроде «А, вот и ты пришла» и пригласил меня в более светлое место, чтобы «рассмотреть получше». Я была немного смущена таким предложением, но что поделаешь, когда надо передать эти злосчастные приветы – пошла. Не успели первые лучи света осветить нас, как мистер Тейлор сознался, что периодически пел исключительно для меня и понадеялся, что мною это было хоть чуть-чуть замечено, потому что я (ВНЕЗАПНО!) «самая красивая женщина, которую приходилось видеть». От таких признаний я чуть опять не потеряла дар речи, но вовремя собралась и сказала всё, что должна была сказать. Похоже, эта информация мало волновала мистера Тейлора: он продолжал осыпать меня комплиментами. Я была тронута, но не околдована до состояния подтаявшего эскимо. Конечно, уговаривать на совместное фото никого не пришлось.
изображение
Комплименты не прекращались. Дабы окончательно не поверить в его слова, я пошла навестить Николаса, который раздавал автографы за стойкой мерча. Ему я тоже передала приветы – на всякий случай. Узнав, что я знакома с Герхардом, Николас заметно оживился, и с радостью пошёл на контакт. Мы с ним немного поговорили и тоже сфотографировались на память.
изображение
Главная миссия была выполнена, но я же обещала увидеться с Хенриком! Походив по клубу, я то и дело натыкалась на мистера Тейлора. Похоже, удача мне не светила. Немного расстроившись, я пошла в гардероб забирать своё барахло, и каково же было моё удивление, когда там я встретила Хенрика, преспокойно пребывавшего там всё это время! У нас с ним опять случился крайне неловкий диалог, во время которого я сообщила, что посещу его выступление и в Лейпциге тоже. Видимо, сказала я это с видом или интонацией безумной прилипчивой поклонницы, потому что он сделался напуганным. Тогда я решила завершить наш высокоинтеллектуальный разговор и оставить несчастного в покое, но на прощание вынудила щёлкнуться на память. Хе-хе-хе, как выяснилось позже, я тем самым чуть ли не подвиг свершила.
изображение
Да уж, загадаешь себе "вечер без приключений", а вселенная уже припасла подарочков. Но знала бы я тогда, что это только начало....

Emilie Autumn.
2013-09-16. Москва. Moscow Hall.


Не прошло и века, как прекрасная Эмили наконец-то сподобилась посетить столицу. Не очень вовремя для меня, потому что всякого рода готика давно уже заменилась несколько другими направлениями. Но, ностальгии ради, посетить сей концерт я всё же решилась: подобралась компания, было гарантировано отличное шоу, и альбом Fight like a Girl получился хоть и не таким хорошим, как более ранние работы, но всё же качественным и слушабельным.

Перед концертом.
Ради концерта я планировала принарядиться, но на мероприятие пришлось идти сразу после работы, и было влом заморачиваться: в чём трудилась – в том и пришла. Правда, чувствовала себя слегка лошарой: мы оказались ряду в третьем, прямо посреди наряженных малолеток. Малолеток я не люблю, но те хотя бы хорошо были одеты – приятно посмотреть.
Сцена, тем временем, была уже готова к началу: рабочие уже установили загадочную кольцевую конструкцию, которая, по всей видимости, играла важную роль в шоу. По давней традиции, перед концертом я не смотрела другие выступления с тура. Люблю неизвестность – она меня как-то больше радует.
Концерт задерживался где-то минут на 10. От скуки я сканировала толпу, и вдруг вижу – Бойд Райс! Посчитав себя совсем безумной, я спросила у Тани, видит ли она то же, что и я. Нет, глаза меня не подводили: незнакомый мужчина и впрямь был на него похож как две капли.
Концерт задерживался уже на час, и сложилось впечатление, что уже ничего и не произойдёт. Очень не люблю слишком долгие задержки. Но нет – свет в зале всё-таки выключился. Поехали!

Основное действие.
Ожидаемо, концерт начался с нового материала, а именно – с заглавной песни альбома Fight like a girl, и первый же номер включал в себя элемент перфоманса. В компании с Эмили, которая как-то резко отошла от образа готической Лолиты (повзрослела, видимо), были ещё две роскошные дамы: одна в образе дивы бурлеска, а вторая походила на безумную стимпанковую куклу. Ах, до чего ж хороши девицы! Как говорится, заверните всех.
Кольцевая конструкция и по правде оказалась центральной частью представления – даже акробатические номера на ней изображались. Да, именно «представление» или даже «мюзикл», прости Один, потому что концертом, из-за доминирования визуальной составляющей, происходившее на сцене сложно было назвать. Но я не жалуюсь: постановка была интересной и качественной. Приятно понаблюдать. Только жаль, что Эмили за всё время так и не сыграла на скрипке, а этого момента я ждала чуть ли не больше всего, потому что полюбила её прежде всего как скрипачку.
Выступление шло своим чередом, но звучали только новые вещи, а так хотелось хитяр! И когда где-то к середине я поняла, что не будет скрипки, стало понятно, что и старые песни вряд ли прозвучат: всё было посвящено последнему альбому. Но хотя бы сделали номер на The Art of Suicide – и на том спасибо. Вообще, эта театрально-танцевальная постановка вытянула концерт, поэтому не воспринимайте это как жалобу. Особенно понравился обворожительный танец Вероники (дивы бурлеска),и даже несмотря на то, что танцы в принципе не люблю. Темы перфоманса были типичны для Эмили: женская сила (хорошо, что не сила земли), жертвы насилия и психические расстройства. И даже зрители первых рядов были невольно вовлечены в действо: правый край зала окатили чаем (не горячим!), ну а наш край закрошили кексами, причём мне очень хорошо досталось: потом даже дома из одежды крошки вытряхивала. Такое вот безумное чаепитие.
Публика встретила Эмили не просто тепло, а горячо. Один энтузиаст устроил импровизированный флешмоб. У меня возник фейспалм, ну а малолеткам понравилось. «Кто мы?» - надрывал горло неизвестный. «Чумные крысы!» - дружно отвечала ребятня. В какой-то момент на сцену стали стекаться непрерывным потоком различные дары поклонников. Эмили это настолько тронуло, что она почти плакала от счастья, а после произнесла проникновенную эмоциональную речь.
Напоследок Эмили всё-таки сыграла, но не на скрипке, а на пианино, и совсем старую песню – Mad Girl. Мне даже понадобилось время, чтобы её вспомнить. И – внезапно – это было всё! Ну как всё: ещё прозвучала инструменталка Always Look on the Bright Side of Life. Ну я и нашла светлую сторону этого вечера: да, в непривычном образе, да, без «боевиков» и скрипки, но это был приятный, высокопрофессиональный перфоманс от трёх очень красивых женщин. Итог: концерт понравился, и я даже сходила бы на него ещё раз.

После концерта.
Вообще-то, тем вечером мы должны были встретиться с jarvi-alt, но она слегка опоздала, поэтому увиделись мы уже после концерта. Было приятно развиртуалиться. Но и особо поговорить в холле нам не удалось, потому что начался эпический штурм раздевалки, с локтеприкладством и долгими поисками пропавших пальто. Но хотя бы по дороге домой слегка поболтали, что тоже хорошо.

Sieben & Sol Invictus.
2013-09-20. Москва. Театръ.

Целых два года я ждала нового визита несравненного Тони Вэйкфорда в Россию: после тёплого вечера в «Доме», мы продолжали поддерживать общение, но уже интерактивно.
И снова организаторы порадовали мощной поддержкой: тем же вечером выступал ещё и богоравный Мэтт Хауден. Я прямо-таки вовремя ознакомилась с его творчеством, где-то за год до этого концерта. Ознакомилась до неконтролируемых писков восторга при одном его упоминании, и даже не знала, чьему приезду радоваться больше: его или всё же «императора неофолка».

Перед концертом.
Всю неделю до концерта я занималась рукоблудством. В том смысле, что вспомнила старые времена и сваяла из пластики подарок для Тони, зная, что он любит, когда холопы подносят дары его божественной персоне. На последней стадии мой презент слегка подгорел, но я не стала ничего переделывать. «И так сойдёт!» - махнула рукой я, упаковав сюрприз в сумку в день концерта.
То ли память меня подводит, то ли и правда ничего интересного не случилось, но ничего о предконцертных приключениях поведать не могу, так что сразу к делу.

Основное действие.
Мистер Хауден вот прямо с ходу озадачил чудесными, прежде неизвестными композициями. «Что это? Какая прелесть! Откуда это?» - вопрошала я про себя, покрываясь мурашками от волшебных неизвестных звуков. Отзвучала первая новая песня, за ней – вторая, не менее великолепная. Как здорово с первых минут получать приятное потрясение!
Всё шло великолепно, но вскоре я немного пожалела, что заняла именно это место в зрительном зале. Дело в том, что Мэтт любит покрутить смычок на пальце, а я, как назло встала в первом ряду по правую руку от Мэтта, и этот самый смычок то и дело мелькал прямо перед лицом. Я всё боялась, что он сорвётся с пальца и воткнётся в глаз, например. Но это вносило элемент опасности, так что никуда я не ушла, на всякий случай то и дело зажмуривая правый глаз.
Мэтт Хауден в действии – это нечто невероятное. Представляю, каково это видеть впервые: скромный дядечка со скрипкой впадает в транс, неистово терзает инструмент и гипнотизирует всех вокруг. И, конечно, его мастерство создавать шедевры с помощью скрипки, педалей и голоса в «режиме онлайн» - это нужно хотя бы раз увидеть. Даже если бы его музыка была «так себе», это было бы простительно только за одно это зрелище. Но дело в том, что и музыка его потрясающа, и тут становится ясно: мы имеем дело с гением.
Остальные композиции были знакомы и любимы. Это восхищает до дрожи в коленках – видеть, как заслушанные до дыр песни рождаются «с нуля», представляя собой в конце многослойный пирог звукового великолепия. Ну а когда в бой пошли самые мощные вещи (я имею в виду, скажем, Ogham the Sun и We wait for them), то крышу сорвало всем: и мне, и другим зрителям, а Мэтт пустился в такой отрыв, что в конце упал на сцену обессиленный. Я даже подумала, что на этом всё кончится и даже слегка забеспокоилась за него, но он не только поднялся как ни в чём ни бывало, но и отыграл ещё несколько вещей, включая Transmission – кавер на Joy Division. Невероятно.
изображение
изображение
Вот и настало время Sol Invictus. В итоге прозвучали почти те же любимые песни, что и два года назад, но уже с большой разницей: тогда я понятия не имела, что меня ждёт, а теперь ощущала себя как в кругу старых друзей. Прямо теплота и ламповость.
Всю первую песню вместо Тони я лицезрела пюпитр, который как-то неудачно был поставлен прямо перед моим носом, но спасибо, что убрал его в сторону. Явно узнав меня, мистер Вэйкфорд трогательно улыбнулся. Я отчего-то сомневалась, что он меня признает, несмотря на редкие, но меткие обмены дружескими колкостями в комментариях.
Состав группы был практически тем же, что и в прошлый раз. Только ещё один гитарист добавился.
У меня сложилось впечатление, что сет-лист на 80% состоял из песен с прошлого концерта, и это было неплохо: песни мною любимы, и хорошо было послушать их ещё раз. Но были и сюрпризы. Например, услышать Blackleg Miner я не ожидала. И не без того сильная композиция звучала на 21% мощнее и вызвала прилив счастья к мозгу.
Прозвучали две новые композиции с грядущего альбома, который «всё равно вам не понравится» - пошутил Тони. Первая песня – Mr. Cruel обладала нетипичным для Sol Invictus звучанием, и так и отдавала столь любимым мистером Вэйкфордом прогрессивным роком. Вторая песня, War, была уже более типичной и звучала драйвово и сурово: уже тогда в ней угадывалась лучшая вещь на ещё не вышедшем альбоме.
И опять Тони приехал простуженный, а за время пути в Россию успел перезаражать всю группу. Время от времени он пускал по кругу пузырёк с сиропом от кашля, периодически радостно покашливая в мою сторону. В прошлый раз меня уже скосил адский грипп, который я подцепила от Тони, и уже почувствовала, как заморская зараза растекается по организму. Да, в итоге я заболела, но не тяжело.
Когда Тони составлял программу для России, первоначально включил в неё Kneel to a cross, но позже одумался: за богохульные номера можно было ведь огрести проблем, поэтому эту песню он заменил на более «мягкую» Black Easter, которая и прозвучала на концерте. Тут-то и вскрылось, что гитарист в группе – русский. Дело в том, что в начале этой композиции идёт небольшое вступление – рассказ о ведьмах и прочей мистической чепухе. И каково же было моё удивление, когда эта речь прозвучала на чистом русском языке! Неожиданно.
В прошлый раз была только одна композиция со времен Death in June – All Alone in her Nirvana. Сыграли её и в этот раз, но был припасён ещё один сюрприз. «Сейчас будет песня одной гаденькой группы. Ни за что не угадаете, какой», - заинтриговал Тони. И зазвучала In the Night Time. Экий шутник! Хорошо, что Дуглас ничего не узнал о "гаденькой группе".
В самом конце появился Мэтт. Это было немного предсказуемо, ведь они вместе с Тони столько работали. На радостях мне отбило память, так что не скажу, что именно они все вместе исполнили, но было здорово, и всё это великолепное действо прекрасно завершило и не без того прекрасный вечер, который получился даже лучше задуманного.
изображение
изображение
изображение

После концерта.
Очень хотелось со всеми увидеться: сказать Мэтту какой он волшебный сильф, а Тони потискать и отдать подарок. Свои поиски я начала с зала, но никто знакомый не появлялся. Тогда я отправилась в гардероб, пока там не было столпотворения. А оказывается, вся компания в той же местности и отиралась. Мне очень хотелось поговорить с Мэттом побольше – очень уж он приятен в общении, да и вообще няша несусветный, но в поле моего зрения был Тони, который так и манил к себе, а ещё грозился исчезнуть в любой момент, что было очень некстати, с моими-то дарами неподаренными. На прощание я щёлкнулась с Мэттом и сказала, что мы увидимся в Лейпциге. Он, вроде бы, обрадовался.
изображение
Я бесцеремонно растолкала людей и прорвалась-таки к своему герою. Не успела даже поздороваться, как мгновенно оказалась в объятиях Тони вся расцелованная. Мы, как две старые подружки, принялись трещать обо всём на свете, и другим людям, ожидавшим своих автографов, пришлось побыть в полном игноре. Не, ну я была рада всему происходящему и готова была хоть всю ночь здесь провести, но и задерживать никого не хотелось. И тогда я извлекла из сумки собственноручно сделанного маленького Ктулху и вручила его Тони с такой торжественностью, как будто это было знамя революции. Мой прынц неожиданно оказался в таком восторге, что я снова была стиснута в объятиях и расцелована по всему лицу. Я попросила сделать совместное фото (а то ж мне никто не поверил бы!), и он не отказался.
изображение
С ним мы тоже должны были встретиться в Лейпциге, о чём я поспешила сообщить. Тони этому известию искренне обрадовался и, обменявшись на прощание воздушными поцелуйчиками, мы разбежались каждый по своим делам в приподнятом настроении.

Runes and Men. День 1: Stein, Mars, Sonne Hagal, Darkwood, Hekate.
2015-10-04. Германия. Лейпциг. Theater Fabrik.


То был эпический эпик, товарищи. Всё произошедшее во время этих двух невероятных вечеров платиновыми буквами записано на золотых страницах истории моего концертохождения. В результате я не только открыла для себя много новой музыки и сполна насладилась уже знакомой, но и обрела мужа, брата и массу новых друзей. Поверьте: я пишу эти воспоминания с широкой улыбкой счастья на лице. Что-то более хорошее уже вряд ли когда-либо произойдёт.


Перед концертом.
Берлин, седогривый лев Иоахим и вынужденная утренняя прогулка по Лейпцигу уже остались позади. Я привела себя в порядок и отправилась к клубу. Нашёлся он удивительно быстро по надписям на стенах. Тут уж не ошибиться: пришла по адресу.
изображение
Вот даже не удивилась, что и в другой стране я припёрлась самая первая. Стоять в одиночестве было скучно, и я прошлась по индустриальным окрестностям. По возвращении обнаружила других первых ласточек. Среди них затесалась точная копия Антона Лавея: настолько точная, что я чуть не перекрестилась на всякий случай. Потом мы стали друзьями, но это случилось уже намного позже.
Не успела я проникнуть в клуб, как началось интересное. В сам зал никого сначала не пускали – народ толпился в предбаннике. Мой маршрут коротания времени был донельзя прост: гардероб-мерч-бар-вход. В уголке возле гардероба я повстречала Кима Ларсена. Как обычно, он был мил и застенчив, и всё ещё меня помнил. Начало уже было хорошим. Сдав пальто в гардероб, я пошла смотреть мерч и оказалась возле стенда Sonne Hagal. «Что-нибудь интересует?» - спросили меня. Я подняла глаза и неожиданно увидела Оливера, который продавал собственное добро. «Э-э-э-э-э, ну я просто смотрю пока», - только и ответила я, пытаясь выглядеть нормально и естественно и не бросаться на кумира. «Я пока здесь – обращайся», - он был явно заинтересован во мне как покупателе. Я же была в шоке: 10 минут в здании, а уже такие встречи. Стресс нужно было срочно запить. В баре я попросила на своём кривом немецком большое нефильтрованное пиво, на что неизвестный усач, стоявший рядом со мной, усмехнулся: «Пффффффф, чёртовы баварцы!». Несколько раз люди думали, что я из Бельгии, а вот к баварцам пока не причисляли. Смешно.
Я уютно устроилась у входа в зал, и там меня ждали новые встречи. Впервые повстречался в реале старина Карстен, который в жизни оказался кавайным флегматичным котярой. Получив от некогда виртуального друга горячее приветствие, почти тут же явился нежданный персонаж, с которым мы прежде были знакомы тоже только по фейсбуку. Томас Бойден, собственной персоной, увидел меня ещё в очереди и, размахивая руками и горланя, подлетел ко мне и вылил поток речи, из которого я поняла, что он рад меня наконец-то встретить и пообещал поговорить со мной позже. Я уже почти впала в ступор, потому что вообще не ожидала, что меня узнают и что этот товарищ такой…громкий.
Наконец, людей впустили в зал. Интересно: пространство было разделено на две части: от сцены и до середины были стоячие места, а в задней части были расставлены рядами кресла. Народ сразу занял все сидения, но мне-то сидеть не хотелось: я пошла к сцене, где было непривычно пусто, и расчехлила фотоаппарат. Всё было готово к началу.

Основное действие.
Первыми выступали Stein – группа, о которой я раньше ничего не слышала. Да, я знала лайн-ап фестиваля заранее, но осталась верна традиции знакомиться со всем неизвестным непосредственно на концерте. Группа играла ровную, хорошую музыку – без выдающихся моментов, но и не вызывающую желание уйти и напиться от ужаса в баре до забвения. Неофолковый такой неофолк. Я не поняла только, зачем на сцене столько народу было, ведь чего-то особенного звучанию все эти дополнительные люди не придавали. Можно было обойтись даже тремя людьми – солистом с гитарой, гитаристом и перкуссионистом. Но, в конце-то концов, это же не моя группа, да и вся эта толпа отыграла довольно неплохо для открывающей группы.
изображение
изображение
Далее по списку шли Mars. По нетрезвости, один из участников группы напомнил мне товарища из видео «Ломай меня полностью», что сильно развеселило, и я даже как-то прониклась к этим музыкантам симпатией, хоть и не знала, что за музыку они делали. Визуально уже всё выглядело неплохо: флаг с рунами повесили, рога с ветками какими-то понавтыкали везде, бубны принесли – ну вот прям интересно стало. На деле товарищи оказались немецким аналогом Luftwaffe – и музыкально, и немного по имиджу. В целом же – неплохо, и опять же, не вызывало неприязни.
изображение
изображение
изображение
Наконец, настало время любимых исполнителей. Ради Sonne Hagal я встала впритык к сцене, оказавшись точно напротив Маттиаса, который сосредоточенно настраивался и не замечал ничего и никого вокруг. Мои отчаянные махания руками практически у него под носом тоже прошли мимо. Весь в работе был мальчонка.
Само выступление почти не отличалось по сет-листу от московского концерта того же года, но разница по звуку была ощутимая. Не только звуковик был пряморук, но и в один прекрасный момент появился товарищ с виолончелью (не помню его имени!) и обогатил композиции божественными звуками. Мужчины с виолончелью — это арррррр и фырррр, почти фетиш.
Оливер прямо со сцены пообещал, что новый альбом на подходе, что нас ждёт нечто совсем новое и невероятное, а пока он дразнил слушателя новыми композициями, которые были хороши и так же качественны, но лично я ничего существенно нового так и не услышала.
Я спокойно балдела под Vengeance и другие обожаемые вещи, как вдруг что-то заехало мне по лицу. Оказалось, это была моя собственная камера: кто-то так усердно продирался в первый ряд, что моё же хозяйство меня слегка покалечило. Этим кем-то оказался Стивен, которого на тот момент не знала и была готова придушить на месте, но кто ж знал, что это был удар судьбы?
изображение
изображение
изображение
изображение
Sonne Hagal оставили исключительно положительные впечатления, и следом за ними шло выступление Darkwood – также очень ожидаемая часть вечера. Хенрик узнал меня, и даже не испугался, а вполне дружелюбно улыбнулся и помахал рукой. Я была рада: это значило, что в прошлый раз не нанесла ему психотравму.
Несмотря на то, что в этот раз не было Мануэлы с аккордеоном и ангельским голосом, выступление мне понравилось немного больше, чем в Москве: группа чувствовала себя в своей среде, что ли, поэтому вещи звучали душевнее. Или же всё дело в пряморуком звуковике.
Я даже ничего особенного не могу сказать о выступлении любимой группы, потому что от удовольствия впала в некое подобие транса. Но если судит по фотокарточке от клавишника, которую он сделал со сцены, кое-кто крепко спал:
изображение
Ну а если без шуток — в такие моменты просто хочется ни о чём не задумоваться и плавать по волнам собственного воображения.
изображение
изображение
Этот вечер завершали Hekate, также мною любимые, но не так сильно, как два предыдущих ансамбля. У группы был большой шанс стать моими фаворитами, ведь живые выступления обычно прибавляют много пунктов к моей симпатии, но у вселенной были другие планы.
- О, смотри, а это Элли из Москвы! Привет, Элли! – неожиданно послышалось рядом со мной. Я недоумевала: кто это мог быть? Кто ещё меня знает? Повернувшись в сторону голосов, я увидела Миро в компании Крэша из Jännerwein. Тут я офигела ещё сильнее, ведь с Миро мы общались на уровне лайков на фейсбуке, а он, оказывается, не только знает моё имя, но и о моём визите в Германию наслышан. Господа поприветствовали меня так, как будто мы сто лет знакомы, и пригласили пройти в бар, чтобы споить меня там. В баре я познакомилась с Николасом Ш., автором великого брэнда «Hello Wakey» и великим троллем, и неким Маркусом. Узнав, что я из России, он буквально влил в меня шнапс, попутно облив камеру. Камера на меня не обиделась и не поломалась, к счастью. Пока Миро устроил фотосет с моим участием, выступление Hekate уже началось. «Ну лааадно, пропущу первую песню!» - подумала я, радостно обнимаясь с симпатичными юношами. Как только в фотосессии наметилась пауза, я прошмыгнула обратно в зал, но было поздно: выступление подходило к концу, и, судя по реакции публики, я много что пропустила. К тому моменту я намешала в себе много разного алкоголя, и даже не помню, как отыграли последние песни и что именно отыграли. Но я там точно была и даже сделала фото, а сет Hekate я отсмотрела позже по ютьюбу.
изображение
изображение

После концерта.
Даже будучи накаченной шнапсами всех сортов, я оставалась занудой. Концерт кончился, ну я и намылилась домой. Размечталась. Меня обнаружил Бойден.
- Аррррр! Вот ты где, моя прелесссть! – прогудел он и, схватив меня в охапку, потащил в неизвестном направлении моё поддатое тело. Но ничего страшного: он просто отвёл меня в сторонку и принялся осыпать банальнейшими вопросами. Я на них честно отвечала, а потом произошло забавное: Томас выразил своё восхищение «Танком любви», и это переросло в интеллектуальную беседу о Гиммлере. Периодически он отвлекался на снующего туда-сюда Ларсена, выкрикивая ему что-то на датском, на что Ким только грозил кулаком в ответ и хихикал. В разгаре нашей беседы, краем глаза заметила Хенрика и, конечно, захотела с ним поздороваться и поблагодарить за выступление. Томас то ли решил, что я от него улизну при удобном случае, то ли ему нравилось трогать моё костлявое тело, но он крепко обхватил меня рукой, закрыв своей тушкой от мира. Высунувшись откуда-то из подмышки Бойдена, я поздоровалась с Хенриком. Сначала он слегка оторопел, ибо явление моё было неожиданым, и уж явно он не ожидал, что я провожу своё время в подмышечных впадинах всяких датчан. Томас же не ожидал, что я с герр Фогелем не только знакома, да ещё и общаюсь, и смотрел на нас с нескрываемым удивлением. Конечно, я отблагодарила Хенрика за выступление, мы потрещали за жизнь, после чего спросила о дальнейших планах на вечер. Оказывается, злые мальчики из Parzival выпили всё его пиво и вообще его обижали, так что он покидал сие заведение, но обещал вернуться на следующий день. На том мы и распрощались, договорившись встретиться во время второго дня фестиваля на том же месте. «Серьёзно, ты с ним разговариваешь?» - удивлённо спросил Томас, сказав по секрету, что это мало кому удаётся и по этому поводу пригласил меня покурить. На моё категорическое «Не курю!», он ответил «А я научу!» и увлёк в курилку. В холле мы наткнулись на Ларсена, и мне каким-то чудом удалось остаться с ним. Вопрос волновал только один: как он выжил в Пензе? На что Ким ответил, что было очень даже хорошо, и его рассмешил один местный дядечка, притащивший для автографа пластинку другого Кима Ларсена – старого шлягерного певца. Это была не шутка, товарищ реально был уверен, что это один и тот же человек.
Перед тем как покинуть клуб, я снова оказалась в компании Миро и других уже знакомых пассажиров, и всем стадом мы впервые поехали на квартиру к Лерри. И той ночью произошло много весёлого: беседы о Путине с неким Тобиасом, посиделки со Стивеном, лицезрение гениталий, рисование на лице Бойдена, неожиданный сосед по постели, советские песни в 7 утра и постыдно-забавный инцидент с участием моего полуголого тела. Но это уже совсем другая история.

Runes and Men Festival. День 2: Parzival, Naevus, Joy of Life, Evi Vine, Sieben, Sol Invictus.
2013-10-05. Германия. Лейпциг. Theater Fabrik.

Ни бессонная ночь, ни жуткое похмелье не смогли уничтожить восторг от первого вечера и нетерпеливое ожидание второго. Ещё больше отличной музыки, новые и старые знакомые и поддержка в виде крещёного концертными боями камерада – это как предполагаемый минимум, с существенной корректировкой от реальности, как выяснилось позже.

Перед концертом.
Все товарищи со вчерашнего вечера, которых я встречала у входа, были помяты и смущены. Верный знак того, что время прошло весело. Больше всех был смущён Крэш, устроивший в квартире у Лерри сольное шоу, и теперь он об этом категорически сожалел.
Для уютного начала вечера я решила подзаправиться чем-нибудь спиртосодержащим, и традиционно заказала в баре волшебной жидкости из Баварии в большом стакане. Мне удалось отпить всего пару глотков, когда солнышком в окошке появился Тони в компании жены, с которой у меня тоже сложились тёплые отношения. «Cthulhu girl!» - обрадовался мистер Вэйкфорд, и мы с ним крепко обнялись в знак приветствия. Но тут он увидел стакан в моей руке и многозначно поднял бровь. «Эй, этот стакан больше тебя! Дай-ка сюда!» - я даже не успела отреагировать, как Тони отобрал у меня волшебный эликсир и отдал его проходящему мимо рандомному мальчику. Мальчик был в шоке, я умилилась, а Тони по-отечески пригрозил мне пальцем и велел не шалить. Из беседы выяснилось, что Sol Invictus в полном составе застряли в аэропорту и прибыли в Лейпциг под утро, так что Вэйкфорды отправлялись спать в отель до своего выступления. Я им даже слегка позавидовала: после трёхчасового сна мне тоже хотелось ненадолго где-нибудь прилечь. Но меня взбодрил Мэтт Хауден, который продавал собственный мерч неподалёку. Он меня вспомнил и даже был рад нашей встрече. Главное, что удалось выведать у него не только названия тех неизвестных песен, но и дату выхода альбома, на котором они должны были появиться.
Обрадованная приятными встречами, я отправилась в зал, где встретила и других уже знакомых людей, в том числе и Миро, по которому я уже соскучилась, несмотря на расставание на несколько часов.
Там же мне повстречался Стивен, и произошёл забавный конфуз: то ли забыла спросить прошлым вечером, то ли подвела память, но его имя просто вылетело из головы. Поэтому я послала Таню выведать эту важную информацию, с чем она мастерски справилась. Теперь-то можно было с этим няшей разговаривать.
Счастливая и осведомленная, я была полностью готова к выступлению первой группы.

Основное действие.
В этот день меня ожидали сплошные музыкальные открытия, потому что из всех участников вечера я знала только Sieben и Sol Invictus. Об остальных слышала мельком или же была вовсе не знакома.
Первыми играли Parzival – группа из Дании, о которой один достопочтенный человек как-то сказал, что это «жалкая пародия на маршал индастриал и вообще фу». Конечно, было любопытно узнать, за что же достопочтенный человек так на них плевался и даже категорически не рекомендовал их слушать, но первая же композиция приятно удивила: и музыка бодро-будоражащая, и голос у вокалиста мощный, почти оперный, да и сам он очень импозантно выглядел. Я даже поняла, почему Хенрик прошлым вечером от него предпочёл скрыться – суровый товарищ! Да, отчаянно копируют Laibach, но у них это получается как-то по-своему хорошо, со своей узнаваемой ноткой. В общем, очень понравилось, а достопочтенный человек был разжалован в смешные дурачки.
изображение
изображение
изображение
На очереди были Naevus – британская команда, у которой я даже слышала несколько песен, но они меня что-то не тронули. Однако, уходить из первого ряда я не собиралась – решила послушать, как звучат живьём. И чутьё не подвело: музыка не только приятно отдавала Joy Division, но и неожиданно мистер Хауден появился под конец, чтобы подыграть на своей волшебной скрипке. В общем, бодрый такой пост-панк с инди-налётом: выступление было принято мною на «ура», но вне концерта подобную музыку я слушать не стала бы. Да, присутствуют все мои любимые постпанковые примочки, но не хватало какой-то совсем мелкой мелочи, ключика к тому самому «о, вот оно!». Где этот ключик потерялся – не имею понятия, но в целом – неплохо.
изображение
изображение
изображение
Моё первое знакомство с Гэри можно смело назвать легендарным. Я понятия не имела, что это за группа такая – Joy of Life, но сам факт того, что в этот ансамбль кто-то заманил Миро и славное семейство Грегори, с которым у меня состоялось чудесатое знакомство в постели, говорил о многом: точно стоит надеяться на хорошее. И каково же было моё удивление, когда я увидела на сцене дядечку, который всё это время был для меня «тем типом, который спёр у Бойдена штаны». И этот тип был явно солистом! Я почувствовала себя крайне неловко из-за своей неосведомлённости, но одновременно с этим во мне таилось огромное любопытство: что же всё-таки сейчас будет? А было то, что моя челюсть с грохотом грохнулась на край сцены (первый ряд форева!) от первых же звуков:это же то, что мне нравится! Почему, чёрт побери, я не слышала эту музыку раньше? И мужчина за микрофоном – не какой-то смешной тролль, а сама притягательность и котявость, хоть уже и не молод. И другие музыканты группы предстали передо мной в другом свете: Том великолепно играл на многих инструментах, его легендарный папа оказался мощным ударником и мастерски создавал правильный для такой музыки ритм, ну и Миро – как всегда, не только украсил выступление одним своим присутствием на сцене, но и добавил красок игрой на аккордеоне. Внезапно на сцену вышел Бойден, и тепер хоть стало понятно, зачем он вообще в Лейпциг приехал. Он прочёл под музыку текст – с чувством и пафосно, после чего немного побарабанил, да с такой силой, что его от рубашки отлетела пуговица и чуть не отрекошетила от лба случайного зрителя. Я прямо осталась в восторге: Joy of Life стали главным открытием того фестиваля.
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
О Evi Vine я слышала впервые, но меня настораживал тот факт, что там присутствует женский вокал. Поэтому я решила не стоять в первых рядах, а пройтись по территории клуба и осмотреться. Сама того не ожидая, наткнулась на Гэри и незамедлительно вылила на него восторженный речевой поток. Он, оказывается, нас с Таней со сцены тоже приметил, и в знак благодарности за добрые слова устроил сеанс обнимашек. Прелестный дяденька – сразу к себе расположил.
Внезапно я вспомнила, что где-то здесь должен быть Хенрик, и мы должны с ним вообще-то увидеться, но его нигде не было видно. Зато снова подъехали Вэйкфорды, что очень меня обрадовало. Я воспользовалась их присутствием и принудила Тони нарисовать для меня Ктулху – нарисовал!
Больше выносить мозг я ему пока не стала, а поспешила к Рене, и мы с ней – очень внезапно – обсуждали обувь. Нашу женскую идиллию прервал Миро: он был в очень хорошем настроении после выступления и снова настроился меня угощать горючими жидкостями. Я была не против, так что кружок «Бабские штучки» переносился на неопределенный срок.
Больше никто мне не повстречался, и я всё-таки решила послушать группу. Несмотря на то, что музыка напоминала Cocteau Twins и присутствовал молодой человек с виолончелью, меня что-то не тронуло, но я подоспела ближе к концу выступления, так что скучать долго не пришлось.
изображение
изображение
И настало время хэдлайнеров! Сет Sieben почему-то ощущался сюрреалистично (виноват был Миро с его «угощениями»!): время тянулось и капало, словно мёд с ложки, но в то же время пролетело почти молниеносно. Мне подумалось, что это из-за строгих временных ограничений фестиваля, но собравшись с мыслями и посчитав сыгранные композиции, оказалось, что выступление продлилось почти столько же, как и в Москве. В этот раз я была умнее и встала по левую руку от Мэтта, чтобы не шугаться от его «вертолётика». Кстати, мистер Хауден рассказал, что смычок он вертит не для забавы ради, а чтобы зритель чётко себе представлял, когда он играет, а когда используется созданный им «в прямом эфире» луп. Ещё он успокоил, что за всё время смычок ни разу никуда не улетал, не говоря уже о случайно выколотых глазах.
Сет-лист на 90% совпадал с московским, но это и радовало: опять послушала те две новые композиции и снова покрылась от них мурашками, вновь обрадовалась обожаемым вещам, создаваемым из ничего, практически из воздуха. Публика устроила такой потрясающий приём, что Мэтт прямо-таки искрился от этой мощной энергетики. Он так неистово метался по сцене, что в один момент чуть не свалился в зал к простым смертным. «Если упаду – ловите скрипку, а не меня!» - пошутил он по этому поводу. Закончилось выступление на We wait for them, и это было убийственно как для артиста, так и для зрителя. Прямо ураган из звука и чувств. На этом даже можно было вообще всё заканчивать, но оставалось ещё пережить нашествие Императора Неофолка.
изображение
изображение
изображение
Император Неофолка в этот раз не удивил, но и не разочаровал. Сет-лист также почти не отличался от московского, но в этот раз в составе группы появилась ещё одна скрипка в лице Рене, ну а чем больше скрипок – тем лучше. Золотое правило! И ещё Тони был не простужен (о чудо!), и оттого был более бодр, шутил ещё больше и даже передал мне привет со сцены. Няша вселенских масштабов.
Конечно же, были сыграны вещи из Death in June, и в это действо был вовлечён мистер Хауден. Три скрипки! О чем ещё мечтать-то можно? Разве что только о сногсшибательном финале. И он случился. Kneel to a Cross – идеальная композиция для завершения, как раз подходящая по времени, месту и публике. Логичная и потрясающая точка как итог двух волшебных концертных дней. НЕ-ВЕ-РО-ЯТ-НО!!!
изображение
изображение
изображение
изображение

После концерта.
Пока я посещала дамский магический портал, на сцене собрались все участники обоих фестивальных дней, и даже запропастившийся Хенрик. Из всех фото это весёлого сборища мне очень нравится эта фотокарточка (хоть убейте – не помню, кто это заснял: я или Таня). Тут нужна рамочка с сердечками, пони и радугами. Братцы-викинги на свободном выпасе:
изображение
Но меня от этой арийской идиллии отвлёк Хенрик, явившийся из ниоткуда. Мы с ним радостно забились в тихий уголок за сценой и устроили интеллектуальный разговор, который перерос в лёгкое и невинное рукоприкладство, а это, в свою очередь, повлекло за собой неловкие извинения и спор, кто из нас двоих нетрезвее. И у меня даже фотокарточки этой милоты остались, но я их вам не покажу, потому что кое-кто оторвёт мне голову и другие жизненно важные части тела, если вдруг они всплывут где-нибудь.
Распрощавшись с Хенриком с обещаниями писать друг другу, я поспешила за кулисы, где тут же наткнулась на Тони. Пока мы с ним хомячили фрукты в буфете под мои восторги и благодарности, у Мэтта случилась проблема: куда-то подевалась его трубка. Но он не растерялся, продырявил яблоко в нужных местах, насыпал туда табак, и раскурил это чудо инженерии с папой Тома.
изображение
изображение
Там, за сценой, именно тем вечером, я обрела брата. Я общалась с людьми и бесцельно шаталась, когда снова оказалась в объятиях Бойдена. Он был поддат и весел. «Народ, это моя сестра!» - внезапно объявил он немногочисленным собравшимся. «Эммммм… ну привет, брат!» - смирилась с внезапным родством я, посчитав это результатом алкогольной затуманенности его нордических мозгов. Ха, наивная. Но фотокарточки с нашего братания мимимишны ^_^
изображение
Из небольшой каморки доносилась музыка – это Миро играл на аккордеоне. Я слетелась на звуки, где повстречалась и разговорилась со Стивеном. Разговорились мы до того, что я узнала, что он живёт недалеко от Вевельсбурга — моей следующей цели путешествия. Мы пообещали съездить туда вместе, потому что он наизусть знал те места. Тогда я не придала большого значения той исторической договорённости. Да что уж мелочиться: я до последнего была уверена, что мы в итоге не увидимся.
изображение
Тем временем, Миро и Том нашли фортепиано и увлечённо импровизировали в четыре руки. Мирно наблюдать за ними не получилось: зазвучали песни Death in June, и вот уже я была вовлечена в пение. Искренне надеюсь, что ничьи барабанные перепонки не пострадали.
изображение
- Вы тут вокалиста потеряли! – неожиданно Гернот вкатил в каморку большую грузовую тележку, на которой мирно спал Маттиас с загадочной бутылкой в руке, в которой оказалась намешана термоядерная гадость из пива, коньяка и фанты. Видимо, ребёнок этим и упоролся. Но пришёл в себя он на удивление быстро и составил хорошую компанию в нашем хоровом пении.
Я бы осталась там до самого рассвета, но уже через три часа я должна была быть в поезде на Дюссельдорф. Настала пора прощаться. Мы с Таней шли к трамвайной остановке, а из здания клуба всё ещё доносились звуки аккордеона, пение и смех. Не будь я такой нетрезвой и усталой, то мне бы даже взгрустнулось, но на тот момент мне хотелось только добраться до отеля, упаковать чемоданы и занять своё место в поезде. Ещё один этап большого осеннего приключения 2013 года был позади, но теперь-то я знаю, что это был поворотный пункт жизни, та самая руна Йера, столь навязчиво преследовавшая меня в начале того волшебного года.

@темы: Томас Б. и его белые розы, Стратегически важные объекты, Смешные дурачки, Смеха ради, Сказано!, Радости-то!, Постпанк на кухне, По волнам памяти, Пациент невменяем, Неправильный викинг, Неофолк под водочку, Моё таблище, Мистика и колдунство, Концертный зал, Готика в душе, Вылазки в свет, Время приключений, Внезапно!, Ахи и восторги, Tone Deaf, The Mighty Matt, Sonne Hagal, Kameradschaft, Ich stolz deutscher zu bin!, Herr Lounge Corps, Das Bärspätzchen, Darkwood, Тройной фейспалм, Трофеи: боевые и не очень, Турбаза имени Геббельса, Я заснял! Я заснял!

URL
   

Гнездовье

главная