Ellchen
Art and totalitarianism do not exclude each other.
Концерты-2005
Концерты-2006
Концерты-2007
Концерты-2008
Концерты-2009
Концерты-2010
Концерты-2011
Концерты-2012. Часть 1.
Концерты-2012. Часть 2.
Концерты-2013. Часть 1.
Концерты-2013. Часть 2.
Концерты-2013. Часть 3.
Концерты-2013. часть 4.
Концерты-2014. Часть 1.


Runes and Men. День 1: Ritual Havoc, Jännerwein, While Angels Watch, Fire+Ice, Spiritual Front, Kirlian Camera.
2014-10-17. Лейпциг. Theater Fabrik.


После жаркого и негостеприимного WGT, я немного разочаровалась в фестивалях, но Runes and Men вернул веру в мероприятия подобного рода: всё в одном месте, уютная площадка, все свои и отличный состав участников. У меня были самые лучшие предчувствия насчёт тех двух вечеров.

Перед концертом.
За неделю до фестиваля мы со Стивеном дали старт нашей семейной жизни, и почти каждый встречный поздравлял нас с этим событием и устраивал сеанс обнимашек разной степени тяжести. Я чувствовала себя слегка неловко и неуютно, потому что не очень люблю повышенное внимание к своей персоне. От этих пыток спас вовремя прибывший Томас: он не только озарил всё вокруг одним своим присутствием, но и увлёк меня в водоворот бесед, что держало всех желающих высказать своё «счастья-здоровья» на дистанции.

Основное действие.
У Ritual Havoc появился ещё один шанс мне понравиться: напомню, что весной того года выступление Роба с Миро настолько не впечатлило, что я предпочла провести время в промывании печени алкоголем и беседах. А в этот раз передо мной будто предстала другая группа: это была именно полноценная группа из четырёх человек, без этой скучной акустики, да и присутствие Миро даёт много очков к привлекательности (хотя, в прошлый раз даже он не смог ничем помочь). Хоть их музыка и не представляет из себя что-то особенное: хрестоматийный неофолк с текстами типа «руны-чёрное солнце-Европа», но для начала вечера было очень слушабельно, а сам Роб – очень симпатичный харизматичный товарищ, умеющий хорошо и при этом ненавязчиво работать с публикой.
изображение
Под конец сета на сцене неожиданно появился Симоне – красивый и с тамбурином. Он составил Робу вокально-перкуссионную компанию для последних нескольких композиций. И даже кавера на Death in June, которые в прошлый раз невозможно было слушать, пошли на «ура», а закончилось сие феерическое действо под Karma Chameleon. Это было so gay, что меня пропёрло как удава по стекловате.
изображение
Начало выступления Jännerwein я бесстыдно пропустила из-за стихийной попойки возле нашей машины – и снова на нас сыпались поздравления, а многочисленные знакомые крутили мою руку во всех направлениях, чтобы полюбоваться кольцом. Когда мне удалось вырваться из этого урагана дружелюбия, мальчики уже вовсю выступали – я даже немного расстроилась, ведь до этого я ни разу не видела их живьём. А их выступления впечатляют: если студийный материал вызывает восторг и мурашки качеством подачи, то со сцены всё это звучит в разы лучше. Без тени сомнению могу сказать, что Jännerwein – это лучшая молодая группа в нашем круге: они пишут потрясающие тексты и музыку, и даже используя лирику других авторов, ребята облачают её в прекраснейшие музыкальные оболочки. Каждый из них может похвастаться не только мастерским владением разнообразными инструментами, но и сильными голосами, а когда они заводят песню все вместе – это потрясает до ступора.
Тем вечером впервые были исполнены новые композиции. Некоторые из них были настолько новыми, что даже не получили названия. Альбом Eine Hoffnung, куда впоследствии и вошли эти песни, на тот момент ещё не вышел, но уже по первому прослушиванию стало понятно, что группа берет курс в сторону более мейнстримового звучания, что в случае Jännerwein было неплохо.
И если до этого я жаловалась на повышенное внимание со стороны наших со Стивеном знакомых, то мальчишки преподнесли нам сюрприз, который вверг меня в пучину смущения: Петер, радость души моей, взял да поздравил нас со свадьбой прямо со сцены, посвятив нам последнюю композицию. Да, я была дико смущена, но было приятно. И этот исторический момент даже сохранился на видео!

Я очень хотела посмотреть выступление While Angels Watch, а папа Тома, который, по всей видимости, уже никогда не забудет моего нечаянного стриптиза, очень хотел, чтобы я посмотрела на него в действии. Но тут нас неожиданно озадачили Торальф и Свен: по какой-то причине никто не мог встретить Roma Amor в аэропорту, и они попросили нас это сделать, пообещав всеобщую респектуху и кучу ништяков в качестве компенсации. Мы, конечно же, не могли отказать, тем более надо было как-то отработать своё присутствие в гостевом списке, и тут же рванули в аэропорт. Признаюсь честно: с Roma Amor до того дня я никак не была знакома, и хорошо, что Стивен знал как они выглядят. Мы успешно встретили камрадов из Италии и, погрузив их инструменты в багажник, повезли музыкантов в гостиницу. Я собственноручно погрузила в машину аккордеон, и это подарило мне надежду на следующий вечер: где аккордеон – там большая вероятность хорошей музыки. По дороге к гостинице мы прекрасно поболтали друг с другом – очень интересные и милые люди оказались.
По завершении важной миссии, мы вернулись в клуб ровно к выступлению Spiritual Front. Жаль, что пришлось полностью пропустить Fire+Ice: хоть это и был бы четвертый раз за полтора года, но к мистеру Риду тем вечером присоединился Миро, а это, судя по записям, было интересно. Ну и да ладно – зато Симоне быстро развеял тоску. В тот раз на сцене снова была группа в полном составе, и я вдоволь наплясалась со Стивеном: к моменту нашего возвращения первые ряды были предсказуемо оккупированы, так надо же было как-то оторваться вдали от эпицентра событий. Жаль только, что вещей с Black Hearts in Black Suits не было, но я услышала две любимые песни с того альбома в Москве, так что жаловаться не на что. Зато в зажигательной манере были исполнены самые боевые боевики и даже Vladimir Central – и в Германии эта композиция пришлась всем по вкусу. Настолько по вкусу, что пластинку с этим шедевром расхватали как горячих котят. В общем, Симоне был в своём репертуаре.
Ну не нравится мне творчество Kirlian Camera: хэдлайнер первого вечера был совсем не хэдлайнером, так что я, не без помощи Миро, проникла за сцену, где с порога меня загрёб в свои истинно арийские объятия Томас и увлёк на диван к остальным братцам-викингам. Я уютно устроилась между Кимом и крошкой Иваром, и стало так тепло и уютно, что смотреть Kirlian Camera совсем не хотелось.
- Эй, Томас, не пойдёшь концерт смотреть? – поинтересовалась я у носящегося электровеником братца, когда со сцены послышались первые звуки заключительного действа.
- Я НЕ ХОЧУ СЛУШАТЬ ЭТО ДЕРЬМО! – как обычно, очень «тихо» провозгласил Томас на всю округу, когда музыканты группы находились у него за спиной. Надо было видеть их лица!
И всё выступление Kirlian Camera я провела на диванчике, успокаивая разоткровенничавшегося Кима, овладевая искусством понимания Ивара (а это тяжело, потому что он говорит как Кенни из Южного Парка), зарабатывая головокружение от постоянных перемещений Томаса и слушая беседы на чудном датском языке.

После концерта.

Я уже практически овладела мастерством понимания Ивара, как вдруг налетел Томас-ураган и, тарахча что-то про «тебяужеСтивенобыскался!», потащил за собой. Стивен меня не искал – просто у братца возникло спонтанное желание схватить меня в охапку и сделать со мной что-нибудь интересное. Нарисовать на моём лице усы Гитлера, например. И это было бы весело, если бы маркер не оказался почти несмываемым….
изображение
В таком интересном виде я наткнулась на меланхоличного Симоне – он был невыспавшимся, и уже через пару часов ему нужно было снова отправляться в путь. «Добро пожаловать в ад!» - поздравил он меня со свадьбой и снова напомнил, что я не хотела целовать его на прощание в Утрехте. Я поняла намёк, и, чмокнув его своей разрисованной мордой, распрощалась с милахой до следующей встречи.
В холле клуба одиноко барыжил собственной продукцией Макс из Jännerwein. Торговля у него была не бойкая, но к нему на помощь пришёл очень потешный пассажир, устроивший рекламную акцию в стиле средневековой ярмарки.
изображение
- Не проходите мимо! Только здесь и только сейчас – футболки Jännerwein! Они не белые, они не чёрные – они цвета капучино! Налетай! Торопись! – товарищ тряс футболками перед очешуевающими поклонниками Kirlian Camera и людьми в очереди в гардероб, и его стратегия дала плоды – к стенду Макса потянулись люди.
изображение
Я была бы рада остаться ещё немного, но Томас взвыл, что устал и хочет спать: ключи от квартиры были у Стивена, а ещё нам предстояло втроём ночевать на одном матрасе. Пришлось спешно со всеми попрощаться, запихать слишком взбудораженного для уставшего человека братца в машину и отправиться на отдых.

Runes and Men. День 2: Jordan Reyne, Roma Amor, Owls, Die Weisse Rose, Of The Wand And The Moon, Rome.
2014-10-18. Лейпциг. Theater Fabrik.


Второй вечер мог пройти мимо меня, потому что я была невменяема после бессонной ночи: в правое ухо храпел Стивен, в левое, в пару раз громче – Томас, сопровождая свои инфразвуковые трели раскидыванием конечностей по моему телу. В общем, с утра я встала оглохшая и в синяках на спине, но хотя бы тепло было: квартира-то без отопления.

Перед концертом.
С утра я походила на живой труп и еле переставляла ноги, а вот мальчики, особенно Томас, были бодры и веселы. Позавтракав, мы запихали Томаса вместе с нашим барабаном в машину и повезли братца на саундчек. По дороге Томас без умолку болтал и рассказал обо всех девах, с которыми ему удалось познакомиться прошлым вечером, показывал их фотографии и без конца спрашивал у меня, какую оценку они заслуживают по пятибалльной шкале. Мою голову раздуло как воздушный шар, так что я ставила всем пятёрки, лишь бы братец прекратил орать мне в ухо.
Выгрузив пассажира с барабаном у дверей клуба, мы со Стивеном поехали на прогулку – основательно побродили возле и внутри Фёльки, а также сходили на великолепное Южное кладбище, и это довольно-таки хорошо меня взбодрило.

Основное действие.
Мы приехали с прогулки с заметным опозданием – на сцене уже выступала некая Jordan Reyne, но, судя по пустотам у сцены и скучающей публике, мы ничего не пропустили. Позже я и сама в этом убедилась: женский вокал мне вообще редко когда нравится, а у этой дамы так ещё и голос был ну очень неприятный, и даже интересный имидж не спас ситуацию.
Roma Amor мне непременно захотелось послушать и посмотреть из первого ряда: интересно же, кого мы прошлым вечером встречали, да и внутренний голос подсказывал, что будет интересно.
Первая же песня вызвала недоумение: какого чёрта я не слышала ничего об этой группе раньше? Всё ведь как я люблю: приятственные песни с по-настоящему хорошим женским вокалом на нескольких языках и без банальных текстов, которые можно охарактеризовать как нечто среднее между шансоном и дарк-кабаре. Аккордеон, опять же, присутствует. Я ударилась в эти свои концертные фантазии до самого конца их выступления, и когда эти трогательные итальянцы покинули сцену, во мне пробудилось непременное желание приобрести как можно больше их записей.
изображение
Это был вечер открытий. Тони Вэйкфорда я, естественно, знаю, а вот с его проектом Owls ознакомиться ранее как-то не довелось, пришлось изучать всё прямо на месте. Жалко, что не удалось увидеться с дорогим и любимым Тони ни до, ни после его выступления: год, прожитый без его медвежьих объятий – бесполезный год! Ну и ладно, потому что выступил он со своими итальянскими прихвостнями отлично. Я бы охарактеризовала музыку Owls как тёмную сторону мистера Вэйкфорда: окей, музыку и тексты Sol Invictus или других многочисленных проектов трудно назвать радужными и жизнерадостными, но не сравнить по мрачности с тем, что я услышала тем вечером. И эту группу можно смело назвать чистым экспериментом для Тони: если другие его работы всё же выдержаны в околофолковой стилистике, то здесь речь идёт о добротном дарк-эмбиенте. Музыка для сошедших с ума и для схождения с ума.
Не могу не отметить, что Тони прямо похорошел за год и даже провёл всё выступление стоя, что раньше и представить было нельзя. Молодец, что взялся за себя. И большое спасибо за приветы со сцены – знает ведь, как покорить моё сердце. Да, Chtulhu Girl – это я :3

Наконец-то настало время увидеть Die Wiesse Rose в каноничном виде: весенний «пробник» в виде полуакустического сета мне понравился, но хотелось узнать, как оно всё выглядит в полном составе. И как же я была рада неожиданно увидеть Джона Мёрфи: это означало не только сеанс шаманства на сцене, но и приятное времяпрепровождение после концерта.
И всё-таки DWR – это грамотно созданный арт-проект, держащийся на сногсшибательной харизме Томаса. Это так, на заметку всем скучным ворчунам, которые любят покритиковать музыкальную составляющую. Томас очень эмоционально проживает на сцене каждую композицию, и по незнанию можно подумать, что он великолепный актёр, но я-то знаю, что для него всё серьёзно и по-настоящему. И теперь, под тройным залпом барабанов и под предводительством могучего Мёрфа, всё происходящее на сцене смотрелось ну просто грандиозно.
Мы со Стивеном беспокоились за наш барабан: в прошлый раз Томас так отчаянно по нему наколачивал, что выдрал ремень и переломил пополам палочку. Ещё раз подобного обращения несчастный инструмент просто не выдержал бы, но наш суровый викинг был аккуратнее – всё обошлось.
Тем вечером Томас впервые порадовал новыми композициями, и они мне очень понравились. Надеюсь услышать их на новом альбоме, если братец соизволит его наконец-то выпустить. Тексты стали заметно пафоснее, и это требовало гораздо больше эмоциональных затрат, чем на старые композиции, и Томас так проникся, что на его глазах проступили слёзы. Это пробирало до мурашек.
изображение
изображение
В перерыве, перед выступлением биг бэнда под руководством Кима Ларсена, на меня наткнулась Сара, и мы ужасно обрадовались этой нечаянной встрече: славно потрещали по-девичьи и перемыли кости бедному Хенрику, который в тот момент преспокойно отдыхал на северах.
Можно относиться к альбому Lone Descent как угодно, но факт остаётся фактом: именно эта пластинка открыла новый жизненный этап группы. Я очень люблю ламповые выступления Кима, но так же сильно я люблю и OTWATM нового образца и непременно в полном составе. Нет, в воображении уже не рисовались бескрайние сосновые леса севера: это был саундтрек к странному психоделическому фильму с мрачным финалом – и никак иначе. Меня не покидало ощущение, что я присутствую на выступлении абсолютно другой группы, которая не имеет ничего общего с првычным звучанием OTWATM – в хорошем смысле. Для того чтобы вживую воссоздать алмазы с Lone Descent, требовалось определённо что-то большее, чем один Ким с гитарой: для этого на сцене присутствовало целых шесть человек, и эта великолепная команда мастерски справилась со своей задачей. И даже старые вещи звучали абсолютно по-иному, будто кавера в исполнении совсем другой группы. I Crave For You так вообще довела до экстатического оцепенения. Не сказать, что после того вечера я разлюбила уютные сольные выступления Кима, но пережитый опыт оставил неизгладимый след.
изображение
Творчество Rome почему-то кажется мне скучным, и чтобы не испортить впечатления от OTWATM, я пошла в холл, где мы со Стивеном долго и душевно беседовали с замечательными товарищами из Roma Amor и купили у них довольно много записей.

После концерта.
Что-то такого послеконцертного тухляка я не припомню ни до, ни после того вечера. Даже с Мёрфом не получилось долго пообщаться: он хоть и был рад меня видеть, но очень плохо себя чувствовал и хотел как можно скорее оказаться в тишине и покое. Я это прекрасно понимала и не стала его задерживать. Отыскав Томаса в кругу очередных дев, мы отправились домой. Мне предстояло пережить ещё одну ночь в компании адских машин по производству храпа.

ANTIchildLEAGUE, Echo West, 6Comm.
2014-11-21. Оберхаузен. Kulttempel.


Окрылённый стартом (и финишем) своего нового проекта под названием Schräge Musik, Патрик Лигас поехал по Германии, а мы радостно поехали за ним. Не весь мини-тур застали, но всё же два концерта – уже неплохо, зная его привередливость и привычку свернуть все планы в самый последний момент.

Перед концертом.
Мы прибыли на место одновременно с Патриком и Гайей – даже на стоянке уютно поставили рядышком наши машины. Бедный Патрик сильно простудился, а в дороге ему стало совсем нехорошо, но он пообещал отыграть на уровне и немедленно приступил к водочному лечению.

Основное действие.
Вечер открыла Гайя со своим очень шумным проектом ANTIchildLEague. В этот раз было потише, чем на WGT, и это хорошо – можно было стоять у самой сцены без угрозы остаться без слуха. Проект у неё очень провокационный: облачённая в наряд шахидки, она терроризирует публику не самыми приятными для уха звуками и трешовым видеорядом. Она даже устроила акт самоистязания на сцене, неистово хлыстая себя ремнём под зубодробительные звуки а-ля «сосед с перфоратором». Странно, но мне даже очень понравилось.
изображение
Под личиной Echo West скрывались наши хорошие знакомые из Гельзенкирхена: это было немного забавно увидеть их на сцене, потому что до того дня я знала их как вполне обычных товарищей с «мирскими» профессиями. Музыку они делают очень приятную – добротный cold wave, уносящий прямиком в 80-е.
изображение
Выступление Патрика состояло из двух частей. Первая часть была отдана под новый проект Schräge Musik, который мог бы существовать под именем 6Comm, но Патрик решил сделать его отдельной главной своего обширного творчества, выпустив первый и, скорее всего, последний альбом Fleischmaschine. Этот альбом, по его словам, не только посвящён Второй Мировой войне – его любимой тематике, но и должен послужить предупреждением в наше неспокойное время: третий раз может стать последним для человечества.
Новые композиции, которые тем вечером я слышала впервые, пришлись мне по вкусу – очень качественные работы с чётким ритмическим рисунком, умеренным использованием сэмплов, сопровождаемые узнаваемым голосом Патрика. Правда, у бедняги сел голос из-за простуды, но лёгкая охриплость даже добавила шарма.
изображение
изображение
изображение
изображение
Вторая часть была посвящена классическим вещам 6Comm, к которым относятся и песни с Nada!. Да-да, снова миниатюрный концерт Death in June, ради которого большая часть публики и собирается. Но в этот раз люди заметно прониклись премьерой Schräge Musik, что не может не радовать. Под вторую часть в зале случились стихийные говнопляски, в которых я тоже приняла участие – у Дугласа или Тони не попляшешь! Но наше веселье, увы, достаточно быстро закончилось, потому что Патрик почти полностью потерял голос – пришлось сворачиваться. Жалко, конечно, но хорошо, что ему хватило сил на полтора часа, и самое главное – на первую часть.
изображение
изображение

После концерта.
Я, как доктор, немедленно прописала Патрику покой и лечение водкой. Он порывался грузить своё добро в машину, но Гайя быстро завернула его в плед, сунула бутылку в руку и усадила в гримёрке у батареи, ведь им предстояло отыграть ещё три концерта, а следующий был уже на другой день. Погрузкой занимались все более-менее причастные к группе люди, и я тоже с удовольствием поучаствовала в этом деле. Справились мы очень быстро, за что уже заметно подлечившийся водочными промываниями Патрик был безмерно благодарен и на радостях толкнул речь о любви и единстве. Когда он на всю округу начал вещать о том, что «надо мочить мусульман!», подоспела Гайя, и пока его пламенная речь не переросла в какие бы то ни было действия, быстро затолкала его в машину – это был знак, что кое-кому пора в кроватку. На том мы и распрощались до следующего вечера, пожелав мистеру Лигасу скорейшего выздоровления.

ANTIchildLEAGUE, Echo West, 6Comm.
2014-11-22. Лейпциг. Theater Fabrik.


Второй концерт всё тех же подозрительных лиц случился уже на другом конце страны, но расстояние нас не останавливало, тем более была гарантирована халявная ночёвка у наших хороших друзей. Опасение вызывало только состояние Патрика: оставалось надеяться, что бедняжка не слёг окончательно, сражённый коварными бациллами простуды.

Перед концертом.
Когда мы подъехали к клубу, у входа было как-то подозрительно пусто. Мало того, в здании не горел свет, а двери были заперты. Стивен проверил информацию в интернете – никаких изменений: концерт должен был состояться во что бы то ни стало именно по этому адресу. В непонятках мы позвонили Свену, организатору всего безобразия, и он нам поведал шокирующую истину: оказывается, в клубе есть малый зал с входом с другой улицы. Век живи – век учись!
Малый зал оказался не менее уютным, чем большой и с более лёгким доступом к гримёрке, куда мы со Стивеном сразу и отправились. Было отрадно, что за день Патрик окончательно поправился: голос полностью вернулся, а сам он был в великолепном настроении. Всё складывалось отлично.

Основное действие.
Гайя, снова отстегав себя ремнём, воспользовалась сцены как таковой и пошла в народ: ну не всё же ей только над собой измываться – случайно подвернувшимся под руку зрителям тоже немножко досталось. Меня она по спине огрела – было больно, но мило. Люблю её.
изображение
Возвращаться на условную сцену Гайя не хотела и до конца своего выступления пробыла среди нас, простых смертных. Незнающий человек, глядя на фотографии с этого мероприятия, подумает, что это мы в караоке пели на корпоративе.
изображение
Echo West в этот раз ничем не удивили: их выступление было точно таким же, как в Обехаузене, и я предпочла провести это время с Пэник.
изображение
Патрик, несмотря на болезнь, отлично отыграл прошлым вечером, но уже поправившись, он справился куда лучше: в первый раз он был будто на автомате, а теперь из него так и пёрла энергия. Schräge Musik – гениальный самобытный проект, и в этом я окончательно убедилась тем вечером. По дороге в Лейпциг мы прослушали дебютную пластинку несколько раз, и живьём, вкупе с таким подходящим для Патрика образом и видеорядом с кадрами войны, эти высококлассные композиции звучат ещё лучше.
Когда Патрик в хорошем настроении, это можно понят по его разговорчивости. Вот и в этот раз он не удержался и толкнул речь со сцены. Это был разгар кризиса на Украине со всеми вытекающими в виде санкций против России и прочей чепухи. «Не смейте шутить с Россией! Европа, не позорь себя перед лучшими представителями этой великой страны!» - грозно сказал Патрик, указывая при этом на меня. В этот момент я стояла прямо перед ним, пытаясь сделать более-менее нормальные фотографии в полутьме, никого не трогала, и вдруг – внезапно – лучшим представителем оказываешься. Приятно, конечно, что обо мне так думают, но я предпочла отойти в сторонку, а то мало ли что ему ещё взбредёт в голову….
изображение
изображение
изображение
Во время второй части выступления я угодила в тентакли Лерри, и пришлось проплясать с ним и другими жертвами чуть ли не до конца. Лапы Лерри – это уникальное явление: в его объятия вмещается человек 10, и если ты оказался среди них, то оттуда уже не вырваться – придётся отплясывать с этим мирным гигантом до тех пор, пока он сам не решит тебя отпустить. Оказавшись на свободе, я нашла Стивена у сцены и уже не покидала его, приплясывая под старые проверенные вещи 6Comm. Патрик был настолько в хорошем настроении, что последовал примеру Гайи и тоже пошёл в толпу. Выступление стало походить на какой-то таинственный ритуал, в котором каждому присутствующему была отведена важная роль. Никогда прежде не удавалось ощутить такого странного и всепоглощающего единения.
Calling стала последней песней концерта, и перед тем, как вернуться на сцену, Патрик сунул Стивену свою погремушку из кости - так мой дорогой супруг ненадолго стал частью 6Comm. Он прекрасно справился и даже не успел переволноваться – настолько неожиданно это произошло. Это была яркая точка в конце прекрасного вечера, пронизанного таинственной мощной энергией.
изображение

После концерта.
Не успели мы прийти в себя, как к нам вышел Патрик и настоятельно порекомендовал пройти в гримёрку. Он всё ещё был в отличном настроении, и нужно было ловить момент: его за секунды могло огорчить что угодно, да и кто знает, сколько времени он ещё планировал здесь быть – нам ведь подарки надо было отдать. Мы привезли ему с собой довольно много всяких мелочей, в том числе и револьвер, который довёл Патрика до детского восторга: сделав несколько фотографий с Гайей и своей новой игрушкой, он отправился «расстреливать» случайных людей по всей территории клуба. Его жертвы были удивлены и не совсем понимали, что это на Патрика нашло, ну а мы хохотали до слёз над этими потешными сценами.
Встретить Патрика и Гайю и не выпить водки – это всё равно что нырнуть в реку и не намокнуть. Я что-то так наклюкалась, что высказала этой чудесной парочке всё, что я о них думаю. Патрика мои речи так впечатлили, что это подвигло его поклясться в вечной верности, и если вдруг случится война, он вызвался приютить всех моих родственников любой дальности у себя дома. Гайя угорала с нас и снимала наши нетрезвые братания на телефон – надеюсь, этот ужас не всплывёт где-нибудь в общем доступе.
Увы, настал момент прощаться: это был последний для меня и Стивена концерт 6Comm в маленьком туре. Патрик не хотел нас отпускать и всё пытался влить в моё сильно нетрезвое тело ещё по стопочке, но festivals end as festivals must: получив от него напоследок горку даров разной коллекционной ценности, мы ещё раз обменялись тёплыми словами и пообещали непременно встретиться вновь.

Death in June.
2014-12-05. Антверпен. VZW Emma.


Не успел Дуглас отправиться в европейский тур, как начались проблемы: всеми нами горячо «любимые» антифа попытались сорвать концерт, из-за чего организатору пришлось в срочном порядке искать новую площадку. Замена, как сначала показалось, пошла даже на пользу: другой клуб, в отличие от первоначального, находился в самом центре города, и людям удобно до него добираться. Но на деле нас ожидал очень холодный приём – в прямом смысле этого слова.

Перед концертом.
Сначала мы договорились встретиться с Томасом и выпить что-нибудь в близлежащем пабе – тяжесть разлуки так и давила ведь на душу! Брата мы нашли у вокзала, под рождественской ёлкой. Отыскался по голосу – он разговаривал по телефону с Миро в своей обычной манере, и детали разговора были слышны, наверное, на всей привокзальной площади. Увидев нас, Томас мгновенно прервал звонок и, будто не видевшись целую вечность, он стиснул нас обоих в стальных объятиях. Радостный рёв стоял на весь Антверпен.
Оказывается, Томас вместе с Гэри и Кимом уже успели расположиться в пабе неподалёку, и мы с радостью составили им компанию. Сидели мы очень хорошо, но ровно до того момента, когда внезапно началась дискотэка. Никто из нас не выпил так много, чтобы пуститься в пляс под хиты 70-х, и это было знаком выдвигаться в наш клуб, который располагался в доках, в пешей доступности.
Переступив порог клуба, мы мгновенно попали в настоящий холодильник: изо рта валил пар, а лицо неприятно пощипывал холод. И если на улице было около нуля, то в помещении точно была минусовая температура. Но оставалась надежда, что здание всё же обогреется со временем.
Если в предбаннике был холодильник, то в зале и небольшом закутке за сценой располагался морозильник. Михель, продававший мерч тем вечером, был похож на большую луковицу в нескольких слоях одежды, но даже это не спасало от холода.
- Здравствуй, б***ь, Европа! – раздалось ворчание из-за ширмы, стоявшей неподалёку от стенда с мерчем. Это был Дуглас – злой, уставший и промёрзший до костей. Он сидел на маленькой раскладной табуреточке со стаканом быстро остывающего чая и нескрываемо ненавидел весь мир: после долгого перелёта из Америки, ему хотелось получить уютный номер в отеле и нормальную гримёрку, а в итоге не только заселили в комнату в каком-то клоповнике, так ещё перенесли мероприятие в морозильник с дырявой ширмой и табуреткой вместо закулисья.
- Ты вообрази: в этой дыре в ванной – КОВЁР! – жаловался Дуглас, пытаясь согреть окоченевшие руки о чашку. – Тьфу, какой же мерзкий чай! Всё здесь мерзкое!
Я решила оставить папочку в покое, пока он не вошёл в режим берсерка, и пошла в бар, чтобы тоже взять себе мерзкого чая – не попить, так погреться. У стойки мне повстречался невероятно печальный Джон Мёрфи. Да, я в курсе, что он всегда выглядел печально, но в его глазах читалось настоящее отчаяние.
- Вот, уже чёрти сколько свой кофе жду, - бедный Мёрф тоже выглядел не лучшим образом и проклинал тот момент, когда переступил порог клуба.
Я заказала свой чай, а заодно и поторопила заморожннных медлительных работников. Мой чай принесли довольно быстро, а вот кофе Джона был практически остывшим, и я дала ему свою чашку – погреться. Да, начало европейского тура пошло наперекосяк, что сильно испортило настроение Дугласу, а если Дуглас не в духе – страдают все вокруг. Джону досталось от него больше всех, и бедняжка уже и не знал, куда себя деть.
- Ты не видела мою жену? Пойду поищу её, - Мёрф нехотя поплёлся в зал, и это означало, что и его нужно было оставить в покое.
Из всех присутствующих не унывал один только Миро: он был повсюду и со всеми, беспрестанно шутил да смеялся, и холод будто его совсем его не тревожил. Заметив мою нахохлившуюся тушку за стойкой бара, он позвал меня с собой.
- Идём, я тебе кое-что покажу. Тебе понравится, – и мне понравилось! Он увлёк в маленькую комнатушку под лестницей, где стояла пышущая жаром ПЕЧКА! Миро мгновенно стал моим героем вечера. Я хотела позвать в своё новое убежище Стивена, но на пути мне попался дрожащий Ким фиолетового цвета – его нужно было срочно отогревать. И тем вечером я стала для Кима его героиней. Недолго мы грелись вдвоём под неспешные беседы – нас рассекретили Гэри с Томасом, и через несколько мгновений в каморке уже набилось довольно много народу.
- Эй, Ларсен, тебе что, холодно? Ты ж викинг! – подколол Гэри уже перешедшего в синий оттенок Кима.
- Я очень, очень херовый викинг. Ах, почему мы не в Испании, например? – казалось, что даже такой мощный источник тепла не мог отогреть его. Вид у бедняги был как у мученика, а когда настала пора идти на сцену, в его глазах читалась такая смертельная грусть, что во всех словарях мира под словом «безысходность» проступила его фотография.

Разогрев.
Как нетрудно догадаться, на разогреве (как иронично звучало это слово тем ледяным вечером!) были Die Weisse Rose. Сложилось впечатление, что это моя судьба – быть свидетелем странных сетов DWR: Томас и компания то в полуакустике работали, то теперь вот походили на трёх нахохлившихся воробьёв, и это (спойлер) было не последнее увиденное мною их странное выступление. Только на Runes and Men всё прошло как надо.
Но если не обращать внимание на ужасный клуб и синюшного печальнейшего Кима, то выступление можно было считать успешным: несмотря ни на что Томас был в ударе. Снова на эмоциях, снова отдача на 100%, а также была исполнена ещё одна совершенно новая композиция.
Осталось только непонятно, зачем братец так сильно требовал привезти барабан: мы проделали с ним немалый путь, а в итоге он так и остался стоять на сцене в уголке.
И ещё Томас посвятил нам со Стивеном последнюю композицию. Это случилось вдвойне неожиданно: он никогда не делал каких бы то ни было посвящений, и тем более было внезапно получить что-то в свой адрес. Умеет удивить, чертяка.
изображение
изображение

Основное действие.
Перед началом выступления у Миро случилась заминка: сцена оказалась такой маленькой, что ему некуда было приклеить бумажку с сет-листом. Я предложила свою помощь в качестве подставки, на что он отшутился, что даст мне тот драгоценный листочек, а моё дело – выкрикивать название следующей песни. В итоге Миро нашёл свободный клочок на полу, а я, с трудом борясь с искушением, решила не смотреть в сет-лист: сюрпризы были маловероятны, но всё равно не хотелось знать всё наперёд.
Людей на концерт пришло довольно мало: Миро с Дугласом воспользовались пустотами и вышли на сцену, торжественно прошагав через зал.
Выступление под аккордеон меня немало удивило: я-то ожидала стандартный «суповой набор» из Peaceful Snow, Come Before Christ…, Life Under Siege ну и других привычных композиций. С этих песен всё и началось, а потом – Enemy Within, неожиданно и крайне интересно в такой интерпретации. В тот вечер Миро заметно задержался на сцене, и это не могло не радовать, ведь сет-лист был полностью перекроен – интересно же! В этом сете мне особенно понравились Fall Apart и совсем неожиданная Runes and Men, которую обычно можно услышать ближе к концу выступления.
изображение
После того, как Миро покинул сцену, всё пошло по стандартной схеме: сначала Дуглас вместе с Мёрфом отбарабанили несколько вступительных композиций, а оставшиеся песни были исполнены под гитару и барабаны.
Дуглас работал очень нехотя, и невооружённым глазом было заметно, что он был уставшим, злым и замёрзшим. Некоторые композиции даже из-за этого слегка укоротились, но я его прекрасно понимала и безмерно уважала его решение отыграть в таких неуютных условиях. А вот Джон – ну каков же он был умница! – выкладывался на все 100 и бросал укоризненные взгляды в сторону Дугласа, когда тот, не совладав с гневом, начинал лажать или неожиданно заканчивал композицию и внезапно переходил к другой.
Дуглас тем вечером даже толком не общался с публикой и ни разу не устроил “request time”. Стивен, шутки ради, реквестанул Rocking Horse Night, на что Папочка бросил на него угрюмый взгляд и прошипел со сцены: «Заткнись!». Как-то сразу не до шуток стало.
Тем не менее, Дуглас при поддержке Джона и Миро провёл полноценный полуторачасовой концерт. Публика осталась вполне довольной, музыканты – не очень, и все промёрзли до костей. Да уж, начало европейского тура выдалось ну очень странным – не в хорошем смысле этого слова.
изображение
изображение
изображение

После концерта.
Дуглас собирал по сцене своё добро, и Стивен решил воспользоваться моментом и выпросить сет-лист для коллекции. На его просьбу Папочка весь скривился и пробурчал с ноткой детской обиды в голосе: «Мне тут одна птичка начирикала, что вы на прошлой неделе были на концерте Патрика fucking Лигаса – а вот вам!». Он демонстративно сложил желанную бумажку и спрятал её в карман. Эта сцена показалась нам до жути забавной – Дуглас любит включить режим капризного ребёнка, так что Стивен даже на него ни капли не обиделся. Обиделся только Мёрф, которого господин Пирс в приступе разлития желчи зачем-то пихнул со сцены, и Джон был ловко пойман мною. Хорошо, что сцена была совсем низкой, а мой эффект неожиданности оказался слишком сильным и я его поймала. «Скорее бы уже этот вечер кончился, а то я этого пидрилу прикончу!» - проворчал он и поспешил укрыться.
Тем временем, всё становилось чудесатее и чудесатее. В зале стали постепенно появляться группы людей в не очень вменяемом состоянии, и послеконцертную тишину нарушила мозгодробительная музыка – тошнотная помесь регги и дабстепа. Тут уже укрытие понадобилось мне, но краем глаза я заметила разбросанные по всей сцене вещи Томаса, которые он не спешил забирать. Я, добрая душа, решила позаботиться о брате, собрала всё в одну кучу и, было, отправилась с его барахлом в импровизированную каморку за сценой, как оттуда раздался до боли знакомый голос, заглушавший даже кутёж дабстеповой вечеринки: «ЭТО БЫЛ НЕ Я!!! Я НИЧЕГО НЕ ГОВОРИЛ!». Мгновения спустя, Томас вылетел на сцену и, увидев меня с охапкой разных предметов, вцепился мне в плечи и продолжал орать, но уже мне в уши: «ЭТО НЕ Я ВЫДАЛ ВАС ДУГЛАСУ! ЧЕСТНО! ТЫ МНЕ ВЕРИШЬ? ДА? НЕТ? ЭТО БЫЛ НЕ Я!!!». «Эээээ, ну я как бы на тебя ничего и не думала – вот, твои вещи принесла», - толком не врубившись в ситуацию, я протянула братцу его имущество, попутно роняя барабанные палочки и мотки изоленты из собранной мною кучи. Томас так обрадовался возвращению своего барахла, что прилип ко мне до конца вечера и хоть объяснил ситуацию: оказывается, Дуглас сказал Стивену, что той самой «птичкой» был товарищ Бойден. Братец от такой заявы пришёл в ярость и готов был целовать ноги, лишь бы все поверили в его невиновность. Я-то сразу подумала, что это он всё разболтал (в итоге оказалось, что это был Гэри, а Дуглас, как он сам позже сказал, «Чё-т перепутал немножко»), но только вот мои барабанные перепонки уже почти лопнули от этих его «Я НЕ ВИНОВАТ!!!» - пришлось по максимуму использовать свой скилл успокоения и «поверить» ему, чтобы он хоть немножко сбавил децибелы. С Томасом невероятно легко управляться – притих, как мышонок и продолжил сборы.
В это время Стивен попытался немножко подсластить пилюлю Дугласу и вручил ему подарок – забавные фотографии солдат Вермахта, которые мы насобирали по блошиным рынкам. Точно ребёнок, Папочка обрадовался подарку и мгновенно подобрел, но всё равно оставался расстроенным из-за незаладившегося начала тура. «Вот появятся у вас дети – совсем забудете о старике!» - внезапно выдал он с дрожью в голосе. Мы его успкоили,что будь у нас хоть сто детей, мы о нём не забудем и не перестанем покупать мерч. Дуглас совсем перестал быть букой и даже начал отмачивать свои шуточки и рассказывать об американском туре. Он готов был болтать всю ночь напролёт, но усталость после перелёта давала о себе знать, да и безумная музыка с болтающимися по углам нариками не располагала к уютным беседам. Мы договорились встретиться в Дрездене и, трогательно распрощавшись, расползлись каждый по своим норкам. Нам со Стивеном повезло остановиться у друзей, живших неподалёку: БАТАРЕЯ и два тёплых кота.

Death in June, Camerata Mediolanense, Solblot, Die Weisse Rose.
2014-12-13. Reithalle. Дрезден.


После холодного – во всех смыслах – приёма в Бельгии, Дуглас направлялся в нашу более дружелюбную страну, ну а мы, погрузив обязательный барабан и порцию очередных подарков в машину, поехали за ним – на восток!
Дорога в Дрезден сама по себе – не сахар, знаете ли: почти 8 изнурительных часов по скучным автобанам, так ещё в дороге нас застал противный мокрый снегопад, который изрядно добавил препятствий на пути. Но мы преодолели все трудности и живые да здоровые добрались до места. Самым сложным в нашем квесте оказалось дозвониться до Томаса, который, как обычно, был нашим билетом на концерт. Его телефон таинственно молчал.

Перед концертом.
Томас не отвечал. Мы уже готовы были приготовить деньги за вход и поколотить его по возможности, но прежде Стивен сделал контрольный звонок: ответил Ким. Бедный братец простудился после морозильника в Антверпене и почти полностью потерял голос. Томас велел Киму (пантомимой и узелковым письмом, видимо), чтобы мы подходили к чёрному выходу с барабаном. Мы послушно выгрузили столь ценный для Томаса инструмент и нехотя потащились к месту – улицу всё ещё засыпал противный снег с дождём.
По дороге мы встретили музыкантов из Camerata Mediolanense, которые искали клуб. Впотьмах, из-за своей бородатости и южной внешности, они были приняты за ваххабитов, желающих перерезать глотки неверным вот прямо здесь и сейчас, но дорогу мы им всё равно показали. Но стоило им попасть в полосу тусклого света фонаря, как мы их опознали. Итальянские ваххабиты нас поблагодарили и скрылись за углом, ну а мы остались ждать у чёрного входа в обнимку с барабаном: что-то никто не торопился нас встречать.
- НАРОД, Я ЗДЕСЬ! – позади нас раздался адский хрип, сравнимый разве что с рёвом Джигурды.
Это был Томас. Видимо, у него очень плохой навык пантомимы и узелкового письма или Ким неправильно всё понял, но герр Бойден ждал нас у главного входа. Продолжая реветь Джигурдой, Томас схватил нас в охапку вместе с барабаном и потащил в клуб, где я снова встретила обожаемого Ивара, а что может быть лучше, чем хорошенько взлохматить перед концертом этого большого датского симпатулю?

Основное действие.
Я всё думала: а как Томас вообще собирался выступать без голоса? Неужели, будет страшно хрипеть в микрофон? Но ему каким-то чудом удалось прочистить глотку, так что никто ничего не заметил. И снова – странный сет DWR. Я могла бы написать о нём подробнее, но лучше поделюсь видео с выступления.

До того вечера я слышала о шведах Solblot мельком – несколько композиций, которые меня почему-то не впечатлили. Наверное, я послушала у них что-то не то, потому что живьём группа произвела великолепное впечатление. Очень хорошие цепляющие вещи, и что особенно приятно, - тексты песен написаны на шведском языке: мне очень нравится, когда исполнители (особенно неофолковые) работают с родной речью. И очень порадовали знакомые лица на сцене в виде Кима, Ивара и товарища из Parzival. И с их выступления тоже видео есть:

Тем вечером особенно сильно я ждала Camerata Mediolanense: очень уж я их люблю, а прежде видеть их не приходилось. Пока Стивен был за сценой и получал порцию массажа от жены Мёрфа, мы с Анни хорошо так наклюкались и пробились в первые ряды. Впечатления – сказочные! Новая вокалистка – прелесть! Выступление этих замечательных итальянцев довело до восторга – они тогда для меня стали хэдлайнерами. И потом несколько дней я ходила и напевала: «Salve, mundi domine, caesar noster, ave!». Великолепно!

А вот сольное выступление Миро что-то как-то у меня не пошло. Обычно я с нескрываемым интересом и восторгом наблюдаю за ним, а тогда – то ли устала, то ли музыка не синхронизировалась с моим настроением, но было как-то скучновато, хотя наша Брэнда Уолш была, как обычно, на высоте в профессиональном плане.
Дуглас оправился после Антверпена и был как другой человек: бодренький, с огнём в глазах – ууууух! Хорошее такое выступление получилось, качественное – без ворчаний, с полными версиями и Гэри впридачу. Всё на видео.


После концерта.
Я тут поняла, что околоконцертная часть медленно, но верно становится длиннее концертной. Кто ж виноват, что меня вечно в приключения ввязывают?
Бойден слаб от простуды прямо на глазах. Я ему настоятельно порекомендовала попить чаю или принять таблетку какую-нибудь, а то ж стал подобен умирающему лебедю. Насоветовала на свою голову. Томас исчез в поисках лечения, а я в это время помогала Джону упаковывать вещи. Издалека послышался нечеловеческий рёв, подобный брачному вою Джигурды. Следом, в комнату вбежал ржущий Ким с фейспалмом. «Бойден наглотался спидов!» - шёпотом сообщил он нам. Братца под веществами мне не приходилось прежде наблюдать, и я прямо-таки не знала, что он него ждать и что делать. Я бы предпочла смотаться, но было уже поздно: Томас настиг меня раньше. На деле он оказался вполне безобидным и милым: ревел на всю округу, что все дебилы, а я – умная, ползал на коленях, признавался в любви и кидал зиги. Подарил футболку, которая оказалась будто специально для меня пошита – до сих пор с удовольствием ношу.
Вскоре ту каморку полностью оккупировала викингская братия. Пипец они чудные! Единственным островком адеквата (если это можно было назвать адекватом) был Ивар, и я предпочла его общество. Но останься я в том балагане чуть дольше – свихнулась бы, так что когда Томас был занят охмурением очередной девы, я прошмыгнула в гримёрку к Дугласу, где уже тоже собралось довольно много народу. Дуглас был невероятно дружелюбен и предложил мне присесть на стол и угостил напитком, который он собственноручно намешал.
Как-то внезапно вся женская компания того вечера оказалась на одном столе со мной, и Дуглас по-джентльменски опаивал нас. Его коктейли оказались ядрёными, что нас быстро развезло, а папочка и рад был.
изображение
- Вы втроём прям в цветах флага Германии! – метко подметил Дуглас.
- Скорее уж Бельгии – они ж сидят, а не лежат, - поправил его Стивен.
- Пока что не лежим! – заметила Ирина, на которую сильно подействовали алкогольные творения Дугласа.
- Стивен, ядрить тебя налево! Не напоминай о чёртовой Бельгии! – папочка резко включил ворчуна, чем вызвал улыбку у всех присутствующих.
Вечер медленно подходил к концу, а нам каким-то образом надо было отловить Томаса и Лерри – всей компанией мы ехали на ночёвку в Лейпциг. С Томасом проблем не возникло – его уже отпустило, но простуда давала о себе знать, и он мечтал об уютной постельке. Проблемы были с Лерри, который пустился в пляс и никак не хотел домой. Силой затащили его в машину и успешно добрались до Лейпцига.
Ночь выдалась холодной, но тихой: чтобы Томас никого не заразил, было решено переместить его в коридор, где бедняжка прокашлял до утра и не дал спать Анне и Лерри. На следующий день мы планировали встретиться все вместе с Дугласом, но Томаса пришлось в срочном порядке отправить лечиться в домой, в Копенгаген. Усадив братца на автобус, мы со Стивеном пошли на рождественский рынок. Каково же было наше удивление, когда в окне одного из отелей мы увидели Джона! Он сидел в кресле и выглядел грустным и сильно уставшим. Мы не могли пройти мимо и зашли внутрь – поздороваться. Оказывается, что произошла заминка, и у Миро с Джоном пропала бронь номеров – бедняги целую ночь провели в холле в ожидании своих комнат. К счастью, номера освободились – оставалось только дождаться, когда там сделают уборку. Джон сказал, что с нами он не пойдёт, и мы его прекрасно понимали.
В итоге, мы со Стивеном, Миро, Дуглас, Торальф и Миха засели в близлежащем ресторанчике. Дуглас прямо-таки светился от счастья – он был доволен вчерашним вечером.
- А ещё я сегодня был в прачечной – стирал! – с гордостью добавил он. Да уж, какие-то особые у него отношения со стиркой – факт!
За столом у меня завязался разговор с Торальфом – он рассказывал мне о своей юности в ГДР.
- Русский язык я в школе тоже учил. Правда, помню только одну фразу – «я еду на велосипеде», - очень хорошо и с нескрываемой гордостью сказал он. Дуглас, который в это время писал письмо своему другу, резко отвлёкся от своего занятия и с подозрением спросил:
- Что это значит-то?
- I am riding a bicycle, - без задней мысли перевёл Торальф, но эта фраза вызвала волну негодования у Дугласа.
- Что за херне вас в школе учили? Вот на кой чёрт эта фраза нужна в жизни, а? Чтобы ехать на велосипеде и говорить: «Я еду на велосипеде!»? Чушь! Придурком себя выставлять, что ли?
Над столом повисло молчание. Все задумались: и правда – зачем это знать?
- Кстати, - обратился Дуглас ко мне и Стивену. – В Турине мы отыграем последний концерт в туре. После него избавлюсь от кое-какого своего сценического хлама. Очень хотел бы отдать это вам. Ну что, приедете?
- Но это же уже через неделю! – заметил Стивен.
- Не приедете – отдам всё первым попавшимся людям.
Эта последняя фраза долбанула нас как током – мы чуть ли не за столом бросились смотреть рейсы на Турин.
- Спокойно! Инстинкты мне подсказывают, что мы увидимся, - рассмеялся Дуглас и тут же бросил серьёзный и немного высокомерный взгляд на Торальфа. – Не, ну я не могу. Что за бред? «Я еду на велосипеде»!

Death in June.
2014-12-20. Турин. Café Liber.


И всё-таки мы со Стивеном – поехавшие фэны Di6. В тот год мы прилично потратились перед Рождеством, но как только Дуглас сказал, что непременно хочет после последнего концерта тура отдать нам свои старые инструменты, деньги на путешествие сразу нашлись, и за день мы забронировали билеты и нашли отель. Ещё не хватало, чтобы сокровища попали в руки первого встречного!
После суток без сна, туевой хучи пересадок и отвратительного дня в Париже, мы прибыли в дружелюбный туманный Турин. Инстинкты Дугласа были опять правы: приехать нам удалось.

Перед концертом.
Не успели мы приехать в Турин, как сразу стали попадаться добрые знаки. Я старалась выбрать отель поближе к клубу, внимательно смотрела всё по карте: пять минут пешком – отлично, бронирую. На деле оказалось, что клуб располагался чуть ли не на первом этаже отеля. При желании и безумстве можно было из окна номера на крышу спрыгнуть. Номер, кстати, тоже оказался идеальным (и без ковров в ванной).
Радостные и переполненные надеждами на такое же хорошее продолжение вечера, мы пошли скоротать оставшееся время в ресторанчик, который нам порекомендовали в отеле. Это был лучший ресторан, в котором мне приходилось бывать! А какую сырную тарелку там предлагают – объедение! Наслаждаться итальянскими вкуснотищами вдвоём нам не захотелось, и Стивен позвонил Миро. Он присоединился к нашему ужину с очень симпатичной девушкой, и мы славно все вместе посидели, а под конец нас угостили потрясающим вином: в этом ресторанчике и вино собственной марки есть! Да, вечер начинался как нельзя лучше.

Разогрев.
Помнится, солист ансамбля Spiral 69 так заспамил меня в контакте, что у меня с самого начала сложилось не очень приятное впечатление и о нём самом, и о музыке группы. Я честно послушала несколько песен, но они меня никак не тронули. В живом исполнении всё смотрелось куда лучше: приятный уху готик-рок, музыканты харизматичные и хорошо играющие (кстати, в этой группе ударник из Spiritual Front играет) – в общем, мне очень понравилось, хоть и выбор такой группы на разогрев показался мне немного странным.
изображение

Основное действие.
До чего же эти итальяшки активный народец! Весь концерт не стояли на месте, из-за чего на со Стивном мотало от одного края сцены к другому, а в один прекрасный момент перед моим лицом возник столб, который пришлось лицезреть чуть ли не четверть выступления. Какой-то неспокойный старичок порывался вылезти на сцену и сказать что-то на итальянском, бритоголовый горячий мужчина горланил мне весь вечер в ухо – в общем, специфическая была атмосфера, но мне даже забавно это было наблюдать. Дуглас к чему только в гастрольной жизни не приучен, но на этот балаган он смотрел с нескрываемым офигиванием.
В плане плейлиста сюрпризов не было, но, как я уже говорила, моя любовь к Дугласу так велика, что готова одни и те же песни по тысяче раз слушать.
Когда Дуглас спрашивал зал, какую песню хочет услышать его слушатель, то поднимался гул, заглушающий вообще всё. Папочке приходилось стоять некоторое время в сторонке и ждать, пока все не угомонятся. Стивен решил над ним приколоться и написал маркером «Enemy within» на ладони. Неожиданно, такой шаг сыграл нам на руку (в прямом смысле): Дуглас не только сыграл эту песню, но и наконец-то заметил нас. Позже он признался, что до того момента вообще нас в зале не видел и отдал-таки бы своё добро первому попавшемуся. Итальянцы этот трюк мгновенно переняли, и после нашего реквеста к Дугласу потянулся лес рук с написанными пожеланиями на ладонях.
И это был самый длинный концерт Di6 даже для Стивена: два с лишним часа отыграли. И не потому что наш Папочка расщедрился и решил напоследок порадовать поклонников, а потому что хитрые итальяшки заблокировали выход со сцены и до последнего не пропускали его с Мёрфом. Только подоспевшая охрана устранила настырных пассажиров, и Джон с Дугласом обрели свободу. Они оба выглядели зверски уставшими и не очень счастливыми, но – скажу честно – я была довольна этой вынужденной удлинённой версией выступления.
изображение
изображение
изображение
изображение

После концерта.
Сразу после выступления в бой вступили диджеи со всякой готятиной. Против готятины я ничего не имею против, но не на такой же громкости! Мы пока помогали собрать всё со сцены, я чуть не оглохла. Благо, Дуглас с собой не так много вещей возит, а то плакали бы мои барабанные перепонки.
Меня и Стивена волновал только один вопрос: помнит ли Дуглас о своём обещании? Мы люди не корыстные, но иметь дома частичку истории Death in June – здорово же. По наводке Миро мы прокрались в гримёрку: посреди не очень просторной комнаты стояла заправленная раскладушка, на которой развалился Дуглас, а Джону пришлось гнездиться на стуле.
- Ага, вы посмотрите на них – явились! А мне инстинкты подсказывали, что увидимся здесь. И тем более сегодня Йольская ночь, - он нехотя поднялся с раскладушки, и мы втроём угнездились на ней. Мёрф к нашей компании не захотел присоединяться.
- Я уже вам всё запаковал. Вот, здесь китайские колокольчики. Тридцать лет мне прослужили, но пора им на покой. Пусть будут у вас, - Дуглас протянул Стивену звенящий свёрток и забавно захихикал. – Ну хоть домой теперь меньше тащить!
Мы очень душевно проводили время. Приходил Альдо Чименти – автор книги о Death in June – и притащил в подарок огромную картину от фэна и не менее огромную бутылку вина в деревянном футляре с наклейкой с мёртвой головой. Подарки Дугласу понравились, но заставили его долго ворчать: ему каким-то образом нужно было упаковать всю эту красоту и добираться со всем добром в Австралию. После того, как Альдо ушёл, он вытащил картину из рамки, свернул её рулетиком, а раму спрятал за шкаф. Вино мы успешно распили, ну а футляр достался нам.
Стивен пошёл на поиски Миро: он уже облепил себя итальянскими красотками, а у него были флаеры из Америки, которые уже давно были обещаны нашему музею. Я осталась наедине с Дугласом и Джоном. Мёрф тихонько дремал, а мы с Дугласом, уже хорошо наклюкавшись, пустились в беседы.
- Эти итальяшки – сумасшедшие! Ты видела – они нам дорогу преградили! – Дуглас рассказывал всё так, как будто меня в зале не было. – А тот мужик! Вот что он ко мне лез? Какую-то ересь нёс, ничего не понял.
- Over-active crowd! – во мне проснулся лингвист, придумавший слово для всех тех странных людей.
- Over-active! Я это запомню – очень метко.
Мы с ним ещё много разных тем обсуждали, включая православных активистов и (та-та-та-там!) стирку, и на радостях Дуглас расстался ещё с одной своей вещью – колотушкой из бубенчиков.
- Я её сам где-то лет 20 назад сделал. Отобрал у этого барабанную палочку, в рукоятку вставил и изолентой перемотал, - Дуглас, гордый своим детищем, кивнул на Джона, а Джон только усмехнулся в ответ.
Когда Стивен вернулся с флаерами и Миро, мы с Дугласом перешли на уровень «ты меня уважаешь?», а в моих руках была его маска. Он сам дал мне её подержать – это был высший знак доверия. Маска уже наполовину развалилась и была вся переклеена скотчем, а внутренняя её сторона была вымазана чем-то буро-зелёным – это были следы камуфляжной краски, которой Дуглас раньше раскрашивал лицо и по глупости надевал маску поверх боевой раскраски.
К концу вечера Джон стал немного бодрее – тоже с ним поговорили, а он даже подарил и подписал свою барабанную палочку.
- Мне прописали очки. Отстойно, - с вселенской грустью в голосе открыл нам секрет Мёрф. Мы, группа очкариков (ещё пришёл Свен – тоже в очках), принялись успокаивать его и наперебой перечислять достоинства очков.
- Я вот без очков вообще уродец страшный! – сказал Стивен.
- Правда? Ну-ка, сними на минутку, - попросил его Дуглас.
- Вот, - Стивен снял очки и посмотрел на него.
- БОЖЕ Ж МОЙ, СТИВЕН! ТВОЮ Ж ДИВИЗИЮ! СТРАХ-ТО КАКОЙ! НАДЕНЬ ОБРАТНО! – завопил с «перекошенным от ужаса» лицом Дуглас, чем вызвал приступ гомерического хохота у всех собравшихся, и даже у Джона.
Мы могли бы болтать и смеяться до самого утра, но всех косила усталость, а на следующий день нам нужно было лететь по своим домам. Настала пора прощаться.
- Слушай, мне надо тебе что-то очень важное сказать. Давай отойдём, - сказал мне Дуглас с очень серьёзным лицом. Моё сердце чуть не выпрыгнуло из груди: что же он хочет мне сказать? Это точно что-то важное! Мы вышли в коридор. Я была готова внимать его мудрости. Он посмотрел мне в глаза и без тени шутки сказал:
- Never fake your orgasms! – после этого он рассмеялся, да и я вслед за ним.
- Да ни за что! Клянусь! – ответила я немного растеряно, и Дуглас смачно поцеловал меня на прощание.

@темы: (с)пёрто, Bloody Italians!, Das Bärspätzchen, Herr Lounge Corps, Ich stolz deutscher zu bin!, Kameradschaft, King of Murphlandia, Tone Deaf, Ахи и восторги, Внезапно!, Время приключений, Вылазки в свет, Дуглас Пэ и его друзья, Концертный зал, Маски Патрика Лигаса, Мистика и колдунство, Моё меломанство, Моё таблище, Неофолк под водочку, Неправильный викинг, Пациент невменяем, Послушать, Посмотреть, Радости-то!, Самопиар, Симоооооонеееее, Сказано!, Смеха ради, Смешные дурачки, Томас Б. и его белые розы, Тройной фейспалм, Трофеи: боевые и не очень, Турбаза имени Геббельса, Я заснял! Я заснял!